Сенатские слушания о назначениях Байдена на посты в структурах безопасности разоблачают двухпартийное единство в вопросах войны и реакции

Билл Вэн Оукен
23 января 2021 г.

Накануне инаугурационной речи, в которой недавно приведенный к присяге президент Джо Байден почти дюжину раз ссылался на необходимость единства, Сенат провел слушания по утверждению новых ключевых кандидатов на посты в структурах безопасности. Тон этих сессий свидетельствует, что основой единства между новой администрацией и Республиканской партией, которая пыталась отменить избрание Байдена, в том числе посредством попытки фашистского переворота 6 января в Капитолии, будет двухпартийное соглашение о политике империалистической агрессии за рубежом.

Три кандидата предстали перед тремя отдельными комитетами Сената во вторник, 19 января: Энтони Блинкен — в комитете по международным отношениям; Ллойд Остин — в комитете по вооружённым силам; и Аврил Хейнс — в комитете по разведке.

Сенатор Линдси Грэм, республиканец из Южной Дакоты, во время слушаний по утверждению кандидатуры госсекретаря Энтони Блинкена в сенатском Комитете по международным отношениям на Капитолийском холме в Вашингтоне, вторник, 19 января 2021 года. (Алекс Эдельман/Pool via AP)

Все три кандидата — ветераны преступной политики, проводившейся администрацией Обамы, начиная с войн и интервенций по смене режимов на Ближнем Востоке, программы убийств беспилотниками и вплоть до государственного переворота 2014 года на Украине.

Главным вопросом обсуждения на слушаниях была подготовка к конфликту «великих держав» с Китаем. В то время как в ходе предвыборной кампании 2020 года Трамп пытался изображать Байдена уступчивым по отношению к Пекину, кандидаты ясно дали понять, что новая администрация полна решимости довести антикитайскую кампанию Вашингтона до грани вооруженного конфликта.

Блинкен был наиболее откровенен на этот счет, поддержав направление политики администрации Трампа. «Я считаю, что президент Трамп был прав, приняв более жесткий подход в отношении Китая, — сказал он комитету. — Я резко не согласен с тем, как он это делал в ряде регионов, но основной принцип был правильным, и я думаю, что он будет полезен для нашей внешней политики».

Не объясняя, где новая администрация расходится с политикой администрации Трампа в отношении Китая, Блинкен принял антикитайские метафоры Трампа, включая обвинение Китая в том, что Пекин обманул мир по поводу коронавируса, а также утверждение, что Китай виновен в «геноциде» против мусульман-уйгуров. Это обвинение выдвинул в тот же день покидающий свой пост агрессивно антикитайский госсекретарь Трампа Майк Помпео. Этот прощальный выстрел по Пекину не поддержала ни одна другая страна.

Одним из пунктов потенциального конфликта с сенатским комитетом стало соглашение по иранской ядерной программе, к которому администрация Обамы вместе с другими крупнейшими мировыми державами присоединилась в 2015 году. Отмена санкций против Ирана зависела от согласия Тегерана резко свернуть свою гражданскую ядерную программу. Администрация Трампа в одностороннем порядке вышла из этого договора в ноябре 2018 года, введя режим санкций «максимальной тяжести», который был равнозначен состоянию войны и привел к повсеместной нищете, голоду и излишним смертям среди иранского населения.

В то время как Байден заявил о своем намерении присоединиться к соглашению, Блинкен дал понять, что это произойдет не скоро, а может и вообще не произойти. Новый председатель-демократ этого комитета в Сенате Боб Менендес от штата Нью-Джерси и давнишний член-республиканец Джим Риш из Айдахо, — оба выступают против договора, официально известного как Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД).

Блинкен заявил, что Иран должен будет вернуться к полному соблюдению СВПД до того, как будут сняты какие-либо из нынешних драконовских санкций. В ответ на агрессию США и неспособность западноевропейских держав эффективно противостоять экономической блокаде Вашингтона Тегеран нарастил свои запасы урана, а также повысил уровень его обогащения. Иранское правительство настаивает на том, что Вашингтон должен сделать первый шаг, прекратив игнорировать соглашения.

Кроме того, Блинкен сказал, что администрация Байдена будет стремиться к «более длительному и прочному» соглашению, то есть такому соглашению, которое не только навсегда ограничит ядерную программу Ирана, но и заставит Тегеран отказаться от своей обычной ракетной программы и подчиниться гегемонии США на Ближнем Востоке. Иран настаивает на том, что эти вопросы не подлежат обсуждению.

«Мы далеко от этого», — заверил Блинкен сенатскому комитету, имея в виду присоединение США к ядерному соглашению.

Блинкен также отметил, что новая администрация будет проводить более агрессивную политику в отношении России. «Вызов, брошенный Россией на целом ряде фронтов, также является неотложным [вопросом], — сказал он. — Это очень важно для новой администрации». Он заявил о своей поддержке предоставления правому режиму на Украине «летальной поддержки» и указал, что новая администрация продолжит кампанию администрации Трампа по блокированию строительства газопровода «Северный поток–2».

Он выразил базовое согласие с агрессивной политикой администрации Трампа в отношении Венесуэлы, заявив, что новая администрация продолжит признавать главой государства правую марионетку США Хуана Гуайдо и откажется от любых переговоров с президентом Николасом Мадуро.

Блинкен указал на то, что администрация Байдена не намерена изменять политику администрации Трампа по всесторонней поддержке Тель-Авива, включая перенос посольства США в Иерусалим. Он сказал, что правительство вернется к политике номинальной поддержки так называемого решения о «двух государствах». При этом он заверил сенаторов, что нет никакой перспективы для «краткосрочного» прогресса в направлении такого решения, которое было превращено в мертвую букву неуклонным одобрением со стороны США израильской оккупации палестинских земель на оккупированных территориях.

Единственный вопрос, по которому он высказал разногласие с администрацией Трампа, касался ее поддержки почти геноцидальной войны коалиции во главе с Саудовской Аравией против Йемена и недавнего решения администрации Трампа объявить повстанцев-хуситов «террористической» организацией. Это клеймо служит для оправдания блокирования поставок продовольствия населению, столкнувшемуся с массовым голодом.

Никто из членов комитета не был столь груб, чтобы напомнить Блинкену, что именно он, будучи заместителем госсекретаря Обамы в 2015 году, прилетел в Эр-Рияд, чтобы подписать сделку, в соответствии с которой Пентагон предоставлял оружие и материально-техническую поддержку, включая заправку саудовских бомбардировщиков, прокладывая путь к массовым убийствам мирных жителей Йемена. Даже притворяясь несогласным с политикой администрации Трампа, Блинкен подтвердил обязательство Вашингтона защищать правящую династию саудитов от «агрессии» хуситов!

Во время своего пребывания в Госдепартаменте, а также в качестве члена внешнеполитического истеблишмента Демократической партии, Блинкен был горячим сторонником более агрессивной военной интервенции США как в Ливии, так и в Сирии.

Подводя итог своему пресмыкательству перед правыми республиканцами, он ответил на ряд вопросов, служащих своего рода лакмусовой бумажкой, которые были заданы сенатором от Южной Каролины Линдси Грэмом — совсем недавно ярого сторонника Трампа.

Считает ли он Иран «государством-спонсором терроризма» номер один в мире? — «Да», ответил Блинкен. Верит ли он, что Израиль — расистская нация? — «Нет». Должен ли любой вывод американских войск из Афганистана быть «увязан с условиями»? — «Совершенно верно». И что он скажет центральноамериканцам, спасающимся от насилия и голода? — «Я бы сказал: “Не приходите”».

Грэм был в явно приподнятом настроении. «Я думаю, что вы — выдающийся кандидат, и я намерен голосовать за вас», — сказал он.

Основную линию, изложенную Блинкеном, повторили и другие кандидаты, которые давали показания во вторник. Аврил Хейнс, назначенная Байденом директором национальной разведки, заявила сенатскому комитету по разведке, что Китай является «самым важным стратегическим конкурентом Вашингтона».

Хейнс, который была заместителем директора ЦРУ при Обаме и являлась одним из архитекторов программы убийств беспилотниками, унесшей жизни бесчисленных жертв на Ближнем Востоке, в Центральной Азии и Африке. Команда Байдена рекламирует ее как «первую женщину-DNI [директора Национальной разведки]».

«Китай — это вызов нашей безопасности, нашему процветанию, нашим ценностям по целому ряду вопросов, и я действительно поддерживаю агрессивную позицию, — сказала Хейнс. — Мы сейчас пришли к этому мнению, и наша позиция более напористая, чем при администрации Обамы-Байдена».

Что касается Ирана, то на вопрос о том, присоединится ли Байден к ядерному соглашению, она ответила: «Честно говоря, я думаю, мы еще далеки от этого», добавив, что новой администрации «придется рассмотреть вопросы баллистических ракет» и «дестабилизирующей деятельности Ирана».

Сенатский комитет по вооруженным силам выслушал генерала в отставке Ллойда Остина, кандидата Байдена на пост министра обороны. Генерал воинственным языком описал Китай как «регионального гегемона», «цель которого — быть доминирующей мировой державой». Генерал Остин добавил, что «он [Китай] работает по всему спектру, чтобы конкурировать с нами в ряде областей, и потребуется усилие всего правительства, чтобы парировать его усилия заслуживающим доверия образом».

Остин сказал, что это противодействие будет включать в себя ускоренное производство передовых систем ядерного оружия.

Как и Хейнс, кандидатура Остина была выдвинута в качестве признака прогресса, поскольку он станет первым чернокожим министром обороны. Важнее, чем цвет кожи, другой факт. Как и первый министр обороны Трампа, генерал Джеймс «Бешеный пес» Мэттис, генерал Остин вышел недавно в отставку и его утверждение требует, чтобы обе палаты Конгресса согласились не применять закон, запрещающий бывшему офицеру служить министром в течение семи лет после ухода со службы.

Этот закон был принят давным-давно, чтобы усилить гражданский контроль над военными. Назначение министром Остина, сменившего Мэттиса на посту командующего Центральным командованием США (CENTCOM), курировавшим кровопролитные войны американского империализма на Ближнем Востоке и в Афганистане, является еще одним свидетельством далеко зашедшей милитаризации государственного аппарата США.

После ухода из армии Остин служил в совете директоров компании Raytheon Corp. — одного из крупнейших поставщиков оружия Пентагону. После утверждения на посту министра обороны он должен будет выйти из правления Raytheon, получив вознаграждение в размере 1,7 миллиона долларов.

Одно из заявлений кандидата в госсекретари Блинкена подытожило взгляд новой администрации на глобальную роль Вашингтона. Он сказал сенатскому комитету: «Реальность такова, что мир не организует сам себя. Когда мы не действуем, когда мы не руководим, тогда происходит одно из двух. Либо какая-то другая страна пытается занять наше место, но, вероятно, не таким образом, чтобы это продвигало наши интересы или ценности. Либо этого никто не делает, и тогда получается хаос».

Другими словами, американский империализм должен «организовать» мир. В условиях упадка экономической гегемонии США это может привести лишь к глобальному извержению американского милитаризма.