Немецкие школы и детские сады вновь откроются, несмотря на рекордные показатели смертности и новые инфекции

Грегор Линк
13 января 2021 г.

6 января Институт имени Роберта Коха (RKI) сообщил о 31 849 новых инфекциях за день и еще о 1188 смертях от COVID в Германии — новый антирекорд. На душу населения уровень смертности в Германии сейчас выше, чем в США, где в тот же день было зарегистрировано более 4 тысяч смертей. По оценкам вашингтонского Института метрик и оценки здоровья (IHME), нынешняя политика правительства Германии в отношении пандемии к 1 апреля приведет к смерти более 91 тысячи человек.

Классная комната в Дортмунде, Германия, 13 августа 2020 года (AP Photo/Martin Meissner, File)

Позитивный результат получен от 16 процентов тестов на вирус. Это более чем в три раза превышает порог Всемирной организации здравоохранения, выше которого пандемия считается «вышедшей из-под контроля». В то время как крематории часто не успевают сжигать все трупы, а больницы по всей стране находятся на грани краха, министры образования федеральных земель Германии приняли решение о «возобновлении очного обучения» как можно скорее, несмотря на то, что школы являются одним из основных источников пандемии.

Политика систематического открытия школ была подтверждена во вторник, 5 января, конференцией федерального и земельных правительств, решение которой не предусматривает ни одного закрытия офисов и предприятий. Конференция декретировала «чрезвычайный уход за детьми» в детских садах и школах, который исключает получение работниками отпусков от своих руководителей.

Особенно агрессивно эта политика проводится в землях, управляемых социал-демократами (СДПГ), «Зелеными» и Левой партией. В берлинском Сенате (орган исполнительной власти) коалиция СДПГ, «Зеленых» и Левой партии первоначально планировала отправить все выпускные классы на очное обучение уже на прошлой неделе, а с первого по третий классы — еще через неделю. «Я хочу как можно скорее приступить к очному обучению», — заявил в берлинской Палате представителей (орган законодательной власти) мэр Берлина и председатель Конференции премьеров земель Михаэль Мюллер.

Из-за подавляющей оппозиции со стороны родителей, учителей и директоров школ правительство Берлина, в конце концов, было вынуждено отложить возобновление всеобщего обязательного посещения занятий до 25 января. Однако тем временем школы и детские сады должны оставаться открытыми для обеспечения ухода за детьми, чтобы родители были вынуждены ходить на работу. Экзамены также должны «проводиться на месте во всех типах школ», заявила сенатор (министр) по вопросам образования Сандра Шерес (СДПГ).

Всего несколько часов до этого управление образования отклонило срочное заявление нескольких директоров школ Берлина, которые просили отложить открытие школ. Онлайн-петиция, запущенная учителями под названием «Никакого очного обучения в Берлине, пока COVID-19 не находится под контролем», собрала 40 тысячи подписей в течение нескольких дней.

В петиции говорится, что своей политикой «берлинский Сенат продлевает продолжительность и масштабы пандемии непредсказуемым образом. [Мэр Мюллер и министр Шерес] подливают масла в огонь там, где требуется сдерживание. Они высмеивают усилия общества в целом, направленные на то, чтобы пережить пандемию как можно более невредимыми».

Пострадавшие, по словам авторов петиции, это одинокие жители пансионов, торговцы, которым грозит банкротство, и «пациенты больниц, которые страдают и умирают в одиночестве».

В то время как политика «стадного иммунитета» уже привела к массовым смертям, особенно в отделениях интенсивной терапии и домах престарелых, также растет поток сообщений о смертельно больных педагогах, транспортных работниках и даже детях. По официальным данным, около 800 детей, заразившихся COVID-19, лечились в отделениях интенсивной терапии в Германии в период с марта по конец декабря. Только в Берлине 12 детей в настоящее время находятся в отделении интенсивной терапии против коронавируса.

Согласно данным организации по медицинскому страхованию Barmer und AOK, на сегодняшний день наиболее подвержены риску заражения COVID-19 педагоги, за которыми следуют воспитатели и учителя.

Совсем недавно умерла 44-летняя воспитательница детского сада в Камене, Вестфалия. В образцовом детском саде, номинированном на премию German Day-Care Award 2021, в декабре произошла самая крупная официально подтвержденная вспышка на сегодняшний день. Несмотря на «соблюдение всех правил гигиены» был инфицирован 41 ребенок и сотрудник детского сада. В настоящее время RKI перечисляет в своей статистике 19 педагогов, умерших от коронавируса. Еще пятьсот человек нуждались в госпитализации.

«Ученики, учителя и воспитатели не защищены, — заявила репортеру Мирового Социалистического Веб Сайта педагог Эйлин Т. из Саксонии. — Зимние каникулы были сокращены на одну неделю и перенесены, чтобы гарантировать семь недель очного обучения после этого. Выпускные классы должны вернуться в школы уже 18 января». Политика правительства земли Саксония привела к тому, что крематории по всему региону в течение нескольких недель переполнены поступающими телами умерших от коронавируса, а трупы пластами скапливаются в больничных холодильниках, некоторые в два метра высотой.

Хотя ситуация в соседних землях Бранденбург и Тюрингия столь же разрушительна, возобновление работы школ и детских садов там также ведется с аналогичной непримиримостью в интересах крупного бизнеса. В Бранденбурге все выпускные классы и специальные школы проводят индивидуальное обучение, а детские сады открыты. Профсоюз образования и науки (GEW) в Потсдаме поддержал эту политику и заявил, что дальнейшее «открытие» должно быть «тщательно подготовлено».

В Тюрингии премьер-министр Бодо Рамелоу (Левая партия) призвал к «закрытию всей экономики», хотя всего несколькими днями ранее вместе с канцлером Меркель и премьерами федеральных земель он принял прямо противоположное решение. Рамелоу с самого начала пандемии категорически отвергал все, даже местные, меры изоляции и публично поддерживал политику «стадного иммунитета», пропагандируемую шведским правительством. В результате Тюрингия имеет вторую по величине семидневную заболеваемость (297) и самый низкий уровень вакцинации (3,7 дозы на 1000 жителей) по всей стране. Во многих округах Тюрингии до 35 процентов всех детей, посещающих детский сад, находятся в положении так называемого «экстренного ухода за детьми» без надлежащей защиты персонала.

«Целый ряд недавних исследований показывает, что детские сады относятся к числу зон повышенного риска, — сказала педагог Элли Ф. в интервью МСВС. — Медицинские страховые компании подтверждают высокий риск COVID среди педагогов, а число детей в детских садах с антителами в шесть раз превышает зарегистрированные случаи. Вместо того чтобы следовать девизу ‘AHA+L’ (соблюдайте дистанцию, соблюдайте гигиену, носите маску и проветривайте помещение), мы склонны следовать HLH: мойте руки, проветривайте и надейтесь, что все пройдет хорошо».

Элли Ф. решительно выступает против политики «стадного иммунитета», заключающейся в открытии школ, детских садов и предприятий в условиях пандемии: «Я пациент высокого риска — сердце, диабет, легкие. Если я заболею COVID-19, то последствия будут серьезными, я могу умереть. Каждый раз, когда я иду утром на работу, я играю в русскую рулетку. Я не получаю никакой защиты от работодателя и не получаю никакой помощи от профсоюза. Мое фундаментальное право на неприкосновенность личности явно противоречит экономическим интересам работодателя, Сената и государства. Это — способ сэкономить пенсионные пособия, пожертвовав пожилыми людьми. Но мне всего 53 года, и я бы хотела прожить немного дольше».

Дополнительной угрозой для рабочего класса, вызванной официальной политикой пандемии, является мутант коронавируса B.1.1.7, который в настоящий момент обнаруживают у половины новых зараженных в Великобритании. Хотя федеральные власти и правительства земель анализируют геном вируса только в каждом 900-м случае, этот штамм вируса был обнаружен в Германии в канун Рождества. По данным британских исследователей, он на 70 процентов более заразен, чем все другие варианты SARS-CoV-2, обнаруженные до сих пор.

Этот вариант распространился в Британии в условиях предполагаемого «локдауна» (карантина), особенно в школах, которые оставались открытыми. По словам вирусолога Кристиана Дростена из берлинской больницы «Шарите», все началось «с сильного попутного ветра в школах» и оттуда «распространилось на обычное население».

Вирусолог Изабелла Экерле, профессор Центра новых вирусных заболеваний в Женеве, сделала мрачное предсказание новостному сайту Zeit Online в начале прошлой недели: «Я думаю, что этот вариант распространится в остальной Европе так же, как и в Великобритании». Это очень ее беспокоит. «Идея о том, что вы можете специально сдерживать этот вариант, в то время как вы уже несколько месяцев не можете справиться с инфекцией предыдущего типа, совершенно иллюзорна».

Если подтвердится, что новый вариант намного более заразен, чем предыдущие, то возникает опасность еще более страшной массовой смертности в Европе и по всему миру. Математик и эпидемиолог Адам Кучарски из лондонской Школы гигиены и тропической медицины отмечает в своем «Твиттере», что более легкая трансмиссивность [способность передаваться другим людям], в отличие от повышенного уровня смертности, оказывает экспоненциальное влияние на рост смертности.

В прошедшую пятницу газета Tagesspiegel сообщила о первом случае нового штамма в Берлине. В пострадавшей семье из района Штеглиц-Целендорф «всего за один день все заболели». Хотя положительный результат теста ПЦР (полимеразная цепная реакция) был получен в канун Рождества, управлению здравоохранения до сих пор не удалось отследить все контакты. Задержка из-за праздников, по словам газеты, сделала теперь отслеживание контактов еще более «трудным».

В странах, граничащих с Германией, также свирепствует этот штамм вируса. Голландские органы здравоохранения сообщили на прошлой неделе о 50 заболеваниях новым штаммом вируса, 30 из которых были связаны с одной начальной школой. В Дании секвенируют 11 процентов всех положительных случаев коронавируса, и доля штамма B.1.1.7 выросла с 0,2 до 2,3 процента в период с 49-й по 52-ю календарные недели. Австрия недавно объявила, что из пяти выявленных случаев заражения штаммом B.1.1.7 трое — дети.

В новостной передаче Heute-Journal профессор Экерле добавила, что в будущем будет «гораздо труднее сдерживать распространение инфекции существующими мерами», и предупредила о «большой третьей волне». «Изучение РНК-вирусов показывает, что они могут адаптироваться относительно быстро. Это означает, что если вы оказываете на них давление — например, с помощью антител, — то начинают преобладать варианты, которые, возможно, немного меньше подвержены нашим иммунным атакам».

На этом фоне вирусолог предупредила о высоком давлении эволюционного отбора, которое может оказать неправильная стратегия вакцинации. «Обсуждение того, что вы можете ввести только одну дозу вакцины, я лично считаю опасным, потому что тогда у вас будет большая популяция со слабым иммунитетом, и таким путем для этого вируса будет открыта возможность продолжать развивать подобные мутации». Уже сейчас, по ее словам, можно наблюдать «варианты, которые немного приоткрыли дверь для мутации под действием этой вакцины». Ученый приходит к выводу, что «вся Европа нуждается в скоординированном карантине».

Это требование поддержали по всей Европе более 1000 ученых и исследователей, но оно диаметрально противоположно политике федерального правительства Германии и правительств земель. В то время как детские сады и школы вынуждены открываться, и ни одно промышленное предприятие не закрыто, опрос, проведенный Фондом Ганса Бёклера, показал, что в ноябре только 14 процентов всех работников трудились преимущественно из дома.

В этих условиях все зависит от создания комитетов действий учителей, студентов и рабочих, чтобы вмешаться в принятие решений независимо от партий и профсоюзов и положить конец политике смерти. Все партии в Бундестаге (федеральном парламенте) и региональные правительства всех мастей одинаково проводят такую политику и пользуются в этом поддержкой профсоюзов.

Чтобы добиться закрытия школ и несущественных предприятий, необходимо организовать общеевропейскую всеобщую забастовку и бороться за социалистическую программу. Требования, которые должны быть выдвинуты, включают предоставление миллиардов евро инвестиций в безопасное образование, полная компенсация доходов для родителей, которые должны оставаться дома, чтобы заботиться о своих детях, а также полная защита тех, кто находится в группах высокого риска, и всех основных работников, находящихся на переднем крае борьбы с пандемией.