Напряженность между ЕС и США нарастает после подписания Евросоюзом торгового соглашения с Китаем

Алекс Лантье
6 января 2021 г.

Торговое соглашение, достигнутое официальными лицами Европейского союза (ЕС) с председателем КНР Си Цзиньпином 30 декабря, значительно усилило напряженность между ЕС и США. Сделка была оформлена незадолго до инаугурации Джо Байдена, который призвал создать «блок демократий» для противостояния России и Китаю. Заключение сделки ЕС с Китаем делает ясным, что, потеряв веру в союз НАТО с Америкой из-за президентства Трампа, мощные силы внутри европейской буржуазии намерены проводить политику, противоречащую Вашингтону.

Катастрофическая политика Вашингтона в отношении пандемии COVID-19, кризис президентских выборов в США и отказ Трампа признать свое поражение на выборах подпитывают взрывоопасные международные конфликты, в том числе внутри самого НАТО.

Справа налево: Президент КНР Си Цзиньпин, канцлер Германии Ангела Меркель, президент Франции Эммануэль Макрон и председатель Европейской Комиссии Жан-Клод Юнкер в Елисейском дворце в Париже, во вторник, 26 марта 2019 года. (Фото AP / Francois Mori)

ЕС и Пекин вели переговоры с 2012 года и, как писала швейцарская газета Neue Zurcher Zeitung, «осенью договор казался маловероятным из-за многих разногласий». Но 18 декабря, спустя полтора месяца после ноябрьских выборов в США, стало известно, что ЕС принял «принципиальное политическое решение» заключить сделку. Судя по всему, решение было принято всего за две недели благодаря активному личному участию канцлера Германии Ангелы Меркель при содействии ее бывшего министра обороны, председателя Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен и президента Франции Эммануэля Макрона.

Высокопоставленные лица в новой администрации Байдена протестовали против решения и попытались мобилизовать своих сторонников в Европе. 22 декабря исполняющий обязанности советника по национальной безопасности США Джейк Салливан написал в своем «Твиттере»: «Администрация Байдена-Харрис приветствовала бы скорейшие консультации с нашими европейскими партнерами о наших общих опасениях по поводу экономической практики Китая».

Поскольку влияние США в ЕС пострадало в связи с Брекситом (выходом Великобритании из ЕС), критиковать эту сделку пришлось крайне правому польскому режиму. Министр иностранных дел Польши Збигнев Рау заявил, что ЕС должен проконсультироваться с Вашингтоном: «Европа должна стремиться к справедливому, взаимовыгодному всеобъемлющему соглашению об инвестициях с Китаем. Нам нужно больше консультаций и прозрачности с привлечением наших трансатлантических союзников».

Однако официальные лица ЕС проигнорировали эти возражения, согласившись на сделку как раз перед завершением председательства Германии в ЕС в конце 2020 года. Поскольку Франция будет председателем ЕС в первой половине 2022 года, детали соглашения должны быть завершены к тому времени.

Сделка представляет собой попытку европейских корпораций увеличить свою долю прибыли, извлекаемой из китайского и международного рабочего класса за счет американских конкурентов и сталинистской бюрократии Китая. Договор предоставляет европейскому автомобилестроению, транспорту, медицинскому оборудованию, энергетике и финансовым отраслям беспрецедентный доступ на китайские рынки. Он также ограничивает способность китайских государственных предприятий конкурировать с европейскими фирмами. Китай обязался ратифицировать основополагающие Конвенции МОТ [Международной организация труда] о принудительном труде — по-видимому, в ответ на обвинениями в отношении Синьцзяна.

Американские сокрушались по поводу сделки в газете Financial Times. «Твит Джейка был написан очень и очень осторожно, но смысл ясен… Джейк в основном сказал: “Эй, притормози”, но этого не будет», — сказал бывший чиновник администрации Обамы. «По любым меркам, это неудача».

Чиновники ЕС резко спорят между собой по поводу этой сделки. В то время как комиссионер ЕС по торговле Валдис Домбровскис назвал это «самым амбициозным результатом, на который Китай когда-либо соглашался с третьей страной», несколько официальных лиц ЕС осудили его. Председатель делегации Европарламента в Китае Рейнхард Бютикофер — представитель партии «Зеленых» и бывший маоист — назвал сделку с Пекином «стратегической ошибкой». Он написал в своем «Твиттере»: «Должны ли мы действительно помочь Си Цзиньпину показать кукиш Джо Байдену?»

Французский депутат Европарламента Рафаэль Глюксман, сын маоистского «нового философа» Андре Глюксмана, также осудил эту сделку. Вторя критике представителя Совета национальной безопасности США Джона Уллиота относительно того, что условия ЕС в отношении Синьцзяна «не сопровождаются сильными механизмами принуждения и проверки», Глюксманн сказал: «Ни один иностранный обозреватель не может посетить заводы, эксплуатирующие уйгурских рабов. Так что все это просто разговоры».

Словесное излияние Глюксмана — это реакционная пропаганда. Его моральное возмущение находится в прямой пропорции размеру прибылей, которые державы НАТО стремятся извлечь из конкретного региона — будь то Кавказ, Сирия, а теперь и Китай. Его возмущения по поводу концлагерей в Синьцзяне, заимствованные из аргументов, разработанных ЦРУ, тем более лицемерны, что Глюксман вполне привык к концлагерям для беженцев, которые ЕС строит по всему Средиземноморью и на Балканах.

В отличие от этого, поскольку Пекин ищет союзников против Вашингтона, китайская государственная пресса надеялась, что сделка постепенно ослабит напряженность, сдержит угрозы США в отношении Китая и обеспечит мировому капитализму мирное будущее.

Китайский официоз Global Times пишет: «Причина, по которой многие западные СМИ пристально следят за этой сделкой, заключается в ее сроках или, другими словами, в ее влиянии на китайско-американские отношения в течение следующего периода… Если Китай и ЕС достигнут соглашения о свободной торговле, то это будет означать гораздо более тесную связь между Европой и Азией. Таким образом, с точки зрения экономики, это будет консолидировать фундамент глобализации. Как только основа глобализации будет защищена, шаги к преобладающей конфронтации и новой “холодной войне” потеряют свою мотивацию».

В действительности, пандемия стала триггерным событием, которое значительно усилило неразрешимые международные и классовые конфликты глобального капитализма. Растущий экономический вес Азии и Китая не может быть приспособлен к этой устаревшей системе, банкротство которой было вскрыто неспособностью сдержать COVID-19 в богатейших странах Европы и Северной Америки, которые затем распространяли лживую военную пропаганду, обвиняя Китай в ответственности за смерти от этой болезни. Единственная сила, способная предотвратить катастрофический конфликт — это революционная мобилизация международного рабочего класса.

Отнюдь не стабилизируя мировую политику, соглашение между Китаем и ЕС разжигает исторически укоренившиеся конфликты между американским и европейским империализмом, которые вспыхнули в ходе двух мировых войн ХХ века. Распад Советского Союза в 1991 году, осуществленный сталинистами, фатально подорвал НАТО, лишив его общего врага. Сейчас достигли своего апогея межимпериалистические конфликты из-за дележа добычи в неоколониальных войнах последних трех десятилетий на Ближнем Востоке и в Африке.

В 2015 году страны ЕС в пику оппозиции со стороны США подписали контракт с китайским Азиатским банком инфраструктурных инвестиций (АБИИ) для финансирования масштабных инфраструктурных проектов пекинской инициативы «Пояс и путь». Это решение свидетельствовало о подрыве экономического и геополитического влияния США, ослабление которого продолжает прогрессировать.

С тех пор как Меркель отреагировала на избрание Трампа в 2016 году и его угрозы бойкотировать экспорт немецких автомобилей, жестко заявив в 2017 году, что европейцы «должны сами бороться за свое будущее», напряженность внутри НАТО продолжает расти. Державы ЕС раздражены санкциями, которые Вашингтон пытается использовать, чтобы отрезать их от Ирана, России, а теперь и Китая, угрожая этим странам торговой войной или прямым военным конфликтом. Теперь, даже когда Евросоюз позволяет COVID-19 опустошать рабочий класс, ЕС направляет миллиарды евро на вооружение и подготовку более независимой внешней политики.

Европа «не позволит себе оказаться в ловушке жесткого конфликта с Китаем», пишет французская Le Monde о последней сделке, добавляя: «Канцлер знала, что эта возможность уникальна. Председательство Германии в ЕС дало ей необходимую энергию и авторитет, а передача власти в Вашингтоне предоставила окно возможностей, которое может закрыться после инаугурации Джо Байдена 20 января 2021 года. В этом году пандемия COVID-19 укрепила мнение Германии о том, что необходимо срочно укреплять европейский “суверенитет”, особенно в области здравоохранения и технологий, на фоне противостояния Пекина и Вашингтона».

Ноа Баркин, сотрудник германского отделения американского аналитического центра Фонд Маршалла, написал в журнале Foreign Policy о последствиях сделки между ЕС и Китаем: «Трудно не рассматривать это как геополитический подарок Пекину и пощечину новой администрации Байдена, которая поклялась восстановить трансатлантические связи и более тесно сотрудничать с Европой в решении стратегических задач, которые поставил перед нами Китай».

Примечательным образом Баркин добавил, что кризис президентских выборов в США подтолкнул Берлин к выводу, что он должен обезопасить себя от краха НАТО, развивая стратегические связи с державами, которые Вашингтон делает мишенью войны и операций по смене режима.

Он написал: «Трамп действительно проиграл Байдену в ноябре. Но цифра, которая, как мне сказали, действительно произвела впечатление в Берлине, это не 306 голосов выборщиков, которые дали Байдену первое место, а 74,2 миллиона голосов, которые получил Трамп. Трамп скоро уйдет, но его последователи останутся. Вопрос времени, когда кто-то другой подхватит его почвеннический боевой клич. На этом фоне единственный ответственный путь вперед, по мнению Меркель, — это хеджирование [политических рисков]».

Те, кто утверждают, что «хеджирование» ЕС и Китая на фоне ослабления НАТО предотвратит катастрофические войны и человеческие жертвы, делают большие ставки против опыта истории. Борьба с войной, как и борьба за прекращение пандемии COVID-19, лежится на плечи международного рабочего класса.