Правый экстремист приговорен к пожизненному заключению за нападение на синагогу в Галле, Германия

Петер Шварц
25 декабря 2020 г.

Высший земельный суд Наумбурга признал мужчину, напавшего на синагогу в Галле, виновным по двум обвинениям в убийстве, нескольким покушениям на убийство, подстрекательстве к мятежу и другим преступлениям. Суд согласился с рекомендациями государственного обвинителя и соистца и приговорил обвиняемого к пожизненному заключению.

Штефан Баллиет, которому в то время было 27 лет, попытался убить более 50 человек в синагоге в Галле 9 октября 2019 года, в еврейский праздник Йом-Кипур. Не сумев взломать укрепленную дверь синагоги, он застрелил случайного прохожего и мужчину в соседней шашлычной и ранил еще нескольких человек.

Синагога в Галле [Источник: Allexkoch/CC BY-SA 4.0]

Теперь Баллиет должен отсидеть в тюрьме не менее 20 лет. После этого его срок будет пересматриваться каждые два года. Это наказание является самым суровым из всех, предусмотренных немецким законодательством. Однако это решение подлежит обжалованию в Федеральном верховном суде.

В ответственности Баллиета за это преступление нет никаких сомнений. Он сам заснял свою атаку, скопировав ее по образцу теракта против двух мечетей в городе Крайстчерч (Новая Зеландия), и транслировал преступление в прямом эфире в интернете. Во время пятимесячного процесса он открыто признал свою вину и попытался использовать зал суда как арену для распространения своих антисемитских, расистских и геноцидных идей. Хотя судебный психиатр диагностировал у него сложное расстройство личности, он был признан психологически адекватным.

По соображениям количества мест в зале и безопасности суд проходил не в земельном верховном суде, а в Магдебурге. Вместе с 45 выжившими и родственниками погибших, которые присоединились к делу, инициированному соистцами, и были представлены 21 адвокатом, на суде присутствовали 280 журналистов со всего мира. Суд опросил 86 свидетелей и шесть экспертов.

Председательствующая судья Урсула Мертенс предоставила значительное время соистцам, пережившим нападение на синагогу и страх за свою жизнь, чтобы подробно описать свои личные переживания и психологическое воздействие событий. Такое решение судьи — редкость в немецком суде. В результате Мертенс заслужила похвалы со стороны пострадавших, средств массовой информации и политиков.

Еврейские жертвы, например, сообщили о случаях посттравматического стрессового расстройства и о том, что они рассматривают возможность как можно скорее покинуть Германию. Одна женщина вспомнила о судьбе своего деда, который единственный из более 100 родственников пережил Холокост. Теперь, по ее словам, она «вступила в ряды выживших».

Политическая подоплека нападения и связи Баллиета с праворадикальными экстремистскими террористическими группировками практически не упоминались в суде. Бывший студент-химик, Баллиет был представлен в качестве одиночки, который проживал у своей матери. Он не имел ни работы, ни подруги и утолял в интернете свою жажду по ультраправой идеологии.

Однако когда суд заслушал показания сотрудников (Bundeskriminalamt — BKA), которые проверяли компьютер Баллиета и его компьютерные Федерального ведомства уголовной полиции диски, быстро стало ясно, что полиция никогда всерьез не пыталась связать Баллиета с правыми экстремистскими группировками.

BKA обнаружила более 3 тысяч расистских и антисемитских видеороликов, загруженных Баллиетом с имиджбордов и чатов. Со своей стороны, он выложил «манифест» и инструкции о подготовке оружия, а также установил контакт с праворадикальной экстремистской средой имиджбордов и игровых платформ, таких как Steam.

Но хотя BKA удалось частично идентифицировать платформы, на которых был активен Баллиет, и получить данные от его учетных записей в Steam, полиция не предприняла дальнейших шагов и не смогла выявить важные коммуникационные протоколы. Эксперт BKA, написавшая сообщение в Steam, была вынуждена признать после вопроса одного из адвокатов соистца, что она понятия не имеет, о чем шла речь. В результате важные сведения о потенциальных сообщниках были утеряны.

Адвокат соистца Кристин Пьетржик пожаловалась на то, что некачественное расследование лишило «нас возможности узнать, как работают эти структуры и как развиваются эти атаки». Ее коллега Онур Озата заметил: «Мы смогли подтвердить серьезный пробел в знаниях». Адвокат Дэвид Бенджамин Херрманн назвал BKA «ковыляющим инвалидом, сильно отставшим от времени».

Отсутствие у BKA интереса к расследованию укладывается в определенную схему. Праворадикальные экстремистские террористические сети, такие как «Ганнибал», «NSU 2.0», «Северный Крест» и другие, имеют тесные связи с военными и полицией, и систематически тривиализируются и маскируются. Многочисленные связи между «Национал-социалистическим подпольем» (NSU), совершившим не менее 10 расистских убийств, и спецслужбами остаются нераскрытыми по сей день.

Преступление в Галле — вовсе не исключение. Только в земле Саксония-Анхальт в течение 2019 года произошло 133 случая насилия со стороны правых, как отметил в своем заключительном слове адвокат соистца Себастьян Шармер. Следственные органы просто не смогли ничего узнать о тех, кто знал о нападении или даже был их соучастником, и поэтому судебная власть говорит об «одиноком волке», сказал он.

Всего через четыре месяца после нападения в Галле другой правый экстремист, Тобиас Ратьен, убил на почве расизма 10 человек в Ханау, земля Гессен. Его также называют «одиноким волком», который был радикализирован интернетом.

Регулярность таких нападений возможна только в условиях политического климата, в котором праворадикальная экстремистская идеология и правые тенденции систематически поддерживаются и поощряются со стороны высшего истеблишмента.

Об этом свидетельствовал тот факт, что синагога в Саксонии-Анхальт, на которую напал Баллиет, несмотря на конкретные угрозы, не получила никакой охраны в самый важный еврейский праздник. Когда после нападения полиция была вынуждена охранять еврейские учреждения, тогдашний министр внутренних дел Хольгер Шталькнехт жаловался на то, что полиция перегружена и не может справляться со своими более важными задачами.

На национальном уровне сознательно поощряются и поддерживаются праворадикальные экстремистские тенденции. Несмотря на тривиализацию нацистов, «Альтернатива для Германии» (АдГ) прославляется, а ее депутатов избирают на руководящие посты в парламентских комитетах. Многие полицейские, военные, профессора и даже судьи сами являются активными членами этой праворадикальной экстремистской партии. Разведывательная служба консультирует и защищает их.

С точки зрения правящего класса угроза всегда исходит слева. Антифашистская организация Ассоциация преследуемых нацистским режимом (VVN-BdA) была лишена своего благотворительного статуса с целью довести ее до финансового банкротства. Sozialistische Gleichheitspartei (SGP — Партия Социалистического Равенства) находится под наблюдением спецслужб, потому что она, согласно официальному объяснению, «выступает за демократическое, эгалитарное и социалистическое общество» и агитирует «против предполагаемого “империализма” и “милитаризма”».

SGP была добавлена в официальный доклад (Verfassungsschutz), ведущей спецслужбы страны, после того, как выступила с Федеральной службы защиты конституции Германии критикой правого экстремистского историка Йорга Баберовски и в результате получила широкую поддержку среди студентов и рабочих. Академический и политический истеблишмент сомкнул ряды в защиту Баберовски против SGP, хотя тот говорил о Гитлере, что он «не был жестоким», и поддерживал линию нацистского апологета Эрнста Нолте.

Возвращение правящей элиты к ее фашистским традициям, которые после 1945 года были лишь временно замаскированы, является результатом усиления классовой борьбы. Растущая пропасть между богатыми и бедными, уничтожение сотен тысяч рабочих мест в промышленности и авиаперевозках, преступная политика в отношении коронавируса, ставящая прибыли выше жизни людей, а также возрождение милитаризма вызывают массовое сопротивление. Как и в начале 1930-х годов, правящий класс отвечает поддержкой фашистских тенденций.

Штефан Баллиет заслужил свой приговор. Но его наказание не остановит сдвиг вправо и связанное с этим усиление антисемитских сил. Поворот вправо может остановить только самостоятельное политическое движение рабочего класса, борющееся за социалистическое общество.