На фоне усиления протестов фермеров на севере Индии гнев рабочего класса вспыхивает на юге в Карнатаке

Кейт Джонс
16 декабря 2020 г.

Сотни тысяч фермеров северной Индии разбили палаточный лагерь на окраине столицы Дели, угрожая усилить свой протест против нового закона о «реформе» агробизнеса. В то же время вспыхнуло возмущение рабочего класса в южном штате Карнатака.

Оба протестных движения противостоят попыткам капиталистической правящей элиты Индии, возглавляемой премьер-министром Нарендрой Моди и его крайне правой, индуистской супрематистской партией «Бхаратия джаната парти» (БДП), использовать социально-экономическую катастрофу, вызванную пандемией COVID-19, для усиления эксплуатации индийских рабочих и тружеников.

Во имя «оживления» экономики, — производство сократилось более чем на 15 процентов за полгода с апреля по сентябрь, — правительство Моди ускорило приватизацию и провело «реформы» в сфере сельского хозяйства и трудового законодательства, которых давно требовал крупный бизнес. Моди переписал трудовой кодекс, чтобы криминализировать большинство действий рабочих по защите своих прав и способствовать «гибкости рынка труда». Работодателям теперь легче использовать контрактников, нанимать и увольнять рабочих по своему желанию.

Рано утром в субботу, 12 декабря, рабочие завода по производству мобильных телефонов и информационных технологий в Нарасапуре, штат Карнатака, принадлежащего компании Wistron, разгромили офисы менеджмента и перевернули автомобили высших руководителей предприятия после того, как тайваньская транснациональная корпорация Wistron отказалась выплатить им зарплату за три месяца или за еще больший срок. Насилие вспыхнуло в конце протестной акции, в которой приняло участие 2 тысячи рабочих, только что закончивших ночную смену. Рабочие попытались урезонить дирекцию «Вистрона», но пришли в ярость, когда те высокомерно отклонили их жалобы.

По указке компании полиция арестовала, по меньшей мере, 132 рабочих.

Рабочие этого завода долго терпели жесткий режим работы при производстве товаров, таких как iPhone и биотехнологическое оборудование. Эта компания производит детали для некоторых из крупнейших и наиболее прибыльных компаний мира, включая Apple, Microsoft и Lexar.

Более того, компания, ссылаясь на длительную пандемию COVID-19, сократила ежемесячную зарплату работников на 25 процентов и более.

По данным газеты The Hindu, в промышленном парке Wistron в Нарасапуре работает около 15 тысяч сотрудников, но только 1400 из них формально наняты компанией. Остальные — контрактники. Первоначально компания работала в три смены по восемь часов каждая, но в настоящее время на предприятии только две 12-часовые смены.

«Некому услышать наши печали — сказал газете один из рабочих. — Помимо невыплаты заработной платы мы также сталкиваемся с проблемами сокращения зарплаты. Столько ущемлений на работе. Даже работая весь месяц без выходных, большинство из нас потеряло в зарплате, потому что система расчётов коррумпирована. Они просят нас работать сверхурочные, но в конце месяца говорят, что нас будут компенсировать отгулом. Когда мы требуем выходные, кадровики никогда не санкционируют это».

Правительство штата Карнатака от партии БДП поспешило поддержать корпорацию. Оно приказало послать полицию на недавно открытый завод и возложило всю вину за «бессмысленное насилие» на жестоко эксплуатируемых рабочих. Заместитель главного министра Ашватх Нараян осудил рабочих за то, что они взяли «закон в свои руки», добавив, что они должны были подавать какие-либо жалобы «по инстанциям», то есть в министерство труда.

Это циничный фарс. Министерство труда, как и правительство в целом, действует в интересах работодателей. Примером этого являются их действия во время месячной забастовки/локаута 3 тысяч рабочих компании Toyota Kirloskar Motor (TKM) на мощностях компании в Бидади. Завод TKM расположен недалеко от Бидади в индустриальной зоне Нарасапура на окраине Бангалора, крупнейшего города и столицы штата Карнатака.

Забастовка рабочих автопрома компаний ТКМ и «Марути Сузуки»

Правительство штата осудило забастовку как угрозу инвестициям и неоднократно приказывало рабочим ТКМ вернуться к работе на условиях компании. Эти условия предполагают 25-процентное увеличение выпуска автомобилей с 80 тысяч до 100 тысяч в месяц. На прошлой неделе главный министр Карнатаки Б. С. Едиюраппа и министр труда встретились с дирекцией ТКМ, чтобы наметить следующие шаги по преодолению сопротивления рабочих. По сообщениям СМИ, они обсуждали возможный массовый арест лидеров забастовок и ультиматум рабочим вернуться на работу под угрозой увольнения.

Транснациональной «Тойоте» принадлежит большинство акций TKM, и «Тойота» неуклонно настаивает на том, что завод должен стать «глобально конкурентоспособным», чтобы обеспечить инвесторам полную выгоду от планируемого совместного предприятия с крупнейшим индийским автопроизводителем Maruti Suzuki. Также являясь японской дочерней компанией, Maruti Suzuki планирует инвестировать до 1 миллиарда долларов в сборочный завод в Бидади в рамках глобальной реструктуризации автомобильной промышленности за счет рабочих.

Рабочие «Тойоты» и фермеры штата Карнатака на совместной демонстрации в Бангалоре (Фото: МСВС)

Выступая на онлайновой бизнес-конференции в конце ноября, председатель правления Maruti Suzuki India Р.К. Бхаргава заявил, что единственной целью политики индийского правительства должно стать повышение конкурентоспособности промышленности. Он хвастался тем, что компания «Марути Сузуки» смогла увеличивать выпуск продукции каждый год, не нанимая дополнительных рабочих.

В 2012 году правительство штата Харьяна, полиция, суды и руководство «Марути Сузуки» организовали вендетту против рабочих-активистов сборочного завода Manesar в Харьяне. Эти рабочие возглавили сопротивление рабочего класса против прекарных (нестабильных) контрактных рабочих мест и жестоких условий труда в одном из крупнейших промышленных поясов северной Индии. Спровоцировав на заводе бунт и пожар, уничтоживший один цех, полиция арестовала сотни рабочих по сфабрикованным обвинениям, на основании списков «подозреваемых», предоставленных руководством. Затем компания уволила 2400 постоянных и контрактных рабочих и вновь открыла завод чуть более месяца спустя, развернув отряды полиции внутри и вокруг завода.

Тринадцать рабочих, включая все руководство «Профсоюза рабочих Maruti Suzuki», который рабочие сформировали в 2011 году в ходе восстания против корпоративного профсоюза, были, в конечном итоге, брошены в тюрьму на пожизненный срок после сфабрикованных обвинений в убийстве. Они сидят в тюрьме и по сей день.

Ассоциация работодателей Карнатаки настаивает на том, чтобы правительство БДП жестоко подавило борьбу рабочих ТКМ, начав с «ареста нарушающих спокойствие». В письме правительству штата от 30 ноября Ассоциация визгливо жалуется на то, что «незаконная агитация» отпугивает инвесторов и грозит расшириться и «полностью испортить… производственные отношения во всей области».

Транспортная забастовка в Карнатаке

Страхи большого бизнеса по поводу всплеска классовой борьбы теперь реализуются в реальности.

За день до стычки на заводе корпорации Wistron десятки тысяч водителей автобусов и кондукторов, нанятых четырьмя государственными транспортными компаниями Карнатаки, включая Bangalore Metropolitan Transport Corporation, объявили забастовку, требуя, чтобы их классифицировали как государственных служащих. Измена статуса, надеются рабочие, затруднит приватизацию рабочих мест и ухудшение условий труда. Они также надеются получить более высокую заработную плату и гарантии занятости, которыми пользуются работники, непосредственно нанятые правительством штата. Рабочие также требуют компенсации для семей почти 50 рабочих, которые умерли от COVID-19 в результате того, что были вынуждены работать в условиях пандемии и без надлежащих средств индивидуальной защиты.

Забастовка развилась без участия профсоюзов и в оппозиции к ним, прежде всего — к возглавляемому сталинистами Всеиндийскому конгрессу профсоюзов (AITUC), долгое время доминировавшему среди транспортных рабочих Карнатаки.

Правительство штата от партии БДП угрожает применить драконовский закон «О техническом обслуживании основных служб», чтобы криминализировать забастовку и мобилизовать частных автобусных операторов, которые будут курсировать по маршрутам, блокированным забастовкой. Но в последние дни усилия правительства, по-видимому, были в основном сосредоточены на том, чтобы заручиться поддержкой профсоюзов в прекращении забастовки.

Правительство обвинило фермерскую организацию Karnataka Rajya Raitha Sangha (КРРС) и ее президента Кодихалли Чандрашекара, в «подстрекательстве» транспортной забастовки. Те, кто знает Кодихалли Чандрашекара, едва ли назовет его радикалом. Рабочие и фермеры, организованные под знаменем КРРС, провели в начале декабря совместную акцию протеста в Бангалоре.

На следующий день бастующие рабочие ТКМ также провели акцию протеста вместе с фермерами в столице штата.

Всеиндийская всеобщая забастовка 26 ноября и агитация фермеров

Эти действия последовали вслед за однодневной всеобщей забастовкой 26 ноября, в ходе которой десятки миллионов рабочих по всей Индии оставили работу, чтобы выразить протест против социально-экономической политики правительства Моди, включая три его прокорпоративных закона о «реформе» фермерских хозяйств. Участники забастовки потребовали также оказать чрезвычайную помощь сотням миллионов, которых правительство и правящая элита Индии оставили на произвол судьбы в условиях пандемии и худшего в истории экономического спада в Индии.

В тот же день фермеры начали свою агитацию в поддержку лозунга Dilli Chalo («Поехали в Дели»). В ответ правительство развязало массовые государственные репрессии, включая развертывание военизированных формирований, атак слезоточивым газом и водометами, а также ввод в действие раздела 144 УК Индии по всему штату Харьяна (запрет на любые собрания более четырех человек). В результате Моди и его БДП добились того, чтобы крестьяне не смогли добраться до Дели 27 ноября, как планировалось вначале. Но, бросив вызов полицейским законам, десятки тысяч фермеров, главным образом из северо-западных штатов Пенджаб и Харьяна, а также западного Уттар-Прадеша, добрались до административных границ городского округа Дели.

Число фермеров и членов их семей, скопившихся в пограничных пунктах округа Дели, с тех пор выросло до более чем 350 тысяч. Правительство БДП предлагает лишь косметические уступки в законах о фермерских хозяйствах, и фермеры обещают усилить свои протесты прямо сейчас

Эти события свидетельствуют о размахе народной оппозиции правительству Моди и о растущем чувстве социальной солидарности. Они также представляют собой вызов всему правящему классу. Индийская элита шесть лет назад привела к власти предполагаемого индуистского «тяжеловеса» Моди и его ультраправую БДП, чтобы реализовать свое стремление сделать Индию дешевой платформой для глобального капитала, а также продвинуть свои великодержавные амбиции на мировой арене, — главным образом путем еще более полной интеграции Нью-Дели в стратегическое наступление Вашингтона против Китая.

Протестное движение также перечеркивает непрекращающуюся кампанию БДП по нагнетанию антимусульманского шовинизма с целью разделения рабочего класса. Не является совпадением, что на той же неделе, когда в Карнатаке вспыхнуло возмущение рабочего класса, нижняя палата Законодательного собрания штата, где доминирует БДП, приняла индуистский фундаменталистский законопроект «О предотвращении забоя и охране скота», который будет использован для преследования мусульман, далитов [неприкасаемых] и других меньшинств.

Индийские забастовки, протесты рабочих и агитация фермеров являются частью мирового подъема классовой борьбы — от Греции, Италии и Франции до Чили, Нигерии, Южной Кореи и США. Эту классовую борьбу питает корыстная реакция конкурирующих национальных капиталистических элит всего мира на пандемию COVID-19. Капиталисты систематически ставят прибыли выше человеческой жизни и используют социальный кризис, вызванный пандемией, для того, чтобы резко усилить продолжавшееся десятилетиями наступление на права трудящихся, сократить государственные услуги и рабочие места. Их цель — заставить трудящихся оплатить неограниченные кредиты, которые правительства и центральные банки направляют на рынки, чтобы поддержать богатство финансовой олигархии и прибыли большого бизнеса.

Везде главный вопрос состоит в том, чтобы вооружить зарождающийся глобальный подъем рабочего класса социалистической интернациональной программой. Надо вырваться из политической удавки прокапиталистических профсоюзов, традиционных «левых» партий и их псевдо-левых пособников, десятилетиями подавлявших и саботировавших борьбу рабочего класса. Надо создать альтернативное революционное рабочее руководство.

Правительство БДП в замешательстве. Но политические силы, претендующие на то, чтобы говорить от имени индийского рабочего класса, — прежде всего сталинистские парламентские партии, Коммунистическая партия Индии (Марксистская) и Коммунистическая партия Индии, а также их соответствующие профсоюзные организации, Центр индийских профсоюзов и AITUC, — делают все возможное для того, чтобы демобилизовать и политически задушить рабочий класс.

Когда во вторник на прошлой неделе фермеры призвали к Bharat Bandh (всеиндийской стачке), сталинистские партии и профсоюзы проинструктировали рабочих остаться на работе. Это сопровождает их усилия отвлечь массовую оппозицию против Моди в русло правых оппозиционных партий, в первую очередь партию Конгресса. Эта партия до недавнего времени была предпочтительной правящей партией индийского правящего класса. В продолжение долгого времени она занималась проведением политики в интересах иностранных инвесторов и реализацией курса на «глобальное стратегическое партнерство» с Вашингтоном.

Сталинисты намерены предотвратить выступление рабочего класса в качестве независимой политической силы. Рабочие должны использовать кризис, вызванный протестами фермеров, для борьбы за свои классовые требования и продвижения социалистической программы — с целью сплотить трудящихся Индии в борьбе против правительства Моди и всего индийского капиталистического порядка. Такая программа защитит не только фермеров, но и все сельские массы — прежде всего обнищавших сельскохозяйственных рабочих и безземельных крестьян — от посягательств и лишений большого бизнеса и оживит борьбу за слияние борьбы индийских рабочих с борьбой их классовых братьев и сестер по всему миру.