Украинские урановые шахты закрылись на фоне волны протестов, угрожающих радиоактивным загрязнением

Джейсон Мелановски
12 декабря 2020 г.

Три урановых рудника были закрыты в Кировоградской области Украины из-за спорных платежей между государственным предприятием НАЭК «Энергоатом» и государственным предприятием, эксплуатирующим рудник, «Восточный горно-обогатительный комбинат» (ВостГОК).

В результате предполагаемой невыплаты около 5 тысяч шахтеров были отправлены в неоплачиваемый отпуск. Им все еще должны сумму, эквивалентную примерно 5 миллионам долларов, за несколько месяцев работы. Закрытие шахт может привести к экологической катастрофе в том случае, если шахты будут обесточены, а водяные насосы перестанут работать. Токсичная смесь загрязненных радиоактивных подземных вод может распространиться по всему бассейну центральной Украины.

ВостГОК утверждает, что «Энергоатом» все еще должен ему около 5 миллионов долларов, необходимых, чтобы поддерживать работу горнодобывающих предприятий и платить рабочим. «Энергоатом», со своей стороны, оспорил обвинения комбината, заявив, что уже выплатил ему 92,5 миллиона долларов в соответствии с условиями соглашения, подписанного в прошлом году.

Будучи государственной монополией, «Энергоатом» является единственным покупателем урана в стране. Уран перерабатывается в ядерное топливо в России, а затем топливо отправляют обратно для использования на атомных электростанциях Украины. По данным Всемирной ядерной ассоциации, в прошлом году Украина произвела 801 тонну урана.

После распада Советского Союза в 1991 году шахты Украины оказались в крайне опасном состоянии. На них в советское время работали в сравнительно хороших условиях сотни тысяч человек. А сейчас контрактные договоры регулярно нарушаются руководством, и рабочие, как в частном, так и в государственном секторе, могут месяцами оставаться без зарплаты. По данным Независимого профсоюза горняков Украины, ситуация ухудшилась до такой степени, что шахтерам на государственных шахтах задолжали более 60 миллионов долларов заработной платы.

В настоящее время на Украине насчитывается 148 шахт, 102 из которых в той или иной форме управляет государство. Шестьдесят семь государственных шахт расположены на территории, контролируемой сепаратистами ДНР и ЛНР. В результате поддерживаемой НАТО шестилетней гражданской войны, расколовшей страну и унесшей жизни тысяч людей, Киев был вынужден в 2014 году начать импорт угля, хотя Украина традиционно являлась одним из крупнейших в мире угольных производителей.

В то время как нынешний президент Владимир Зеленский пришел к власти, обещая повысить нищенскую зарплату и улучшить ветшающую промышленную инфраструктуру, он, по сути, ускорил распродажу и закрытие оставшихся на Украине государственных шахт.

Согласно планам, публично обсуждаемым Министерством энергетики Украины, все убыточные шахты страны должны быть закрыты или приватизированы к 2030 году. Из 33 оставшихся действующих угольных шахт, согласно правительственной статистике, только четыре являются прибыльными.

В октябре украинская Верховная рада одобрила большую часть приватизационного плана Зеленского, предусматривающего разделение шахт страны по уровню прибыли и их интеграцию в государственное предприятие «Центрэнерго» для последующей продажи на аукционе. В ноябре представитель Минэнерго Максим Немчинов публично заявил, что «15 из 33 действующих сегодня угольных шахт будут закрыты. Проблема довольно серьезная».

Приватизационный курс Зеленского и неспособность решить проблему низкой или откровенно невыплаченной заработной платы, преследующей горнодобывающую промышленность Украины, были встречены усиленным сопротивлением и сидячими забастовками шахтеров по всей стране.

Только на этой неделе безработные шахтеры Кировоградской области поехали в Киев, чтобы протестовать перед президентским офисом Зеленского. Другие шахтеры участвовали в оккупации шахт из-за невыплаты заработной платы — как на востоке, так и на западе Украины. Во Львовской области на западе страны 75 шахтеров угольной шахты «Лисовая» под Червоноградом заняли шахту и отказываются уходить, пока им не выплатят более 2 миллионов долларов заработной платы.

На Волыни, шахтеры Бужанской шахты также заняли шахту и потребовали покрыть невыплаченные долги по зарплате. Между тем на востоке Украины, недалеко от границы с подконтрольными сепаратистам районами Донецкой области, шахтеры также отказались работать. Они присоединились к шахтерам Западной Украины, чтобы объявить о своей готовности перекрыть дороги и блокировать городские центры, если правительство Зеленского продолжит тянуть с невыплатой заработной платы.

Набирающей силу забастовке на этой неделе предшествовала подземная забастовка шахтеров Кривого Рога в сентябре. Шахтеры оставались под землей в течение 43 дней, протестуя против низкой заработной платы и небезопасных условий труда.

За их действиями последовала быстрая череда забастовок на шахтах и других рабочих местах по всей стране.

Криворожская железорудная компания, которая совместно принадлежит украинским миллиардерам-олигархам Ринату Ахметову и Игорю Коломойскому, в конце концов, заключила соглашение с шахтерами, пообещав им повышение заработной платы и улучшение условий.

Огромная диспропорция богатств на Украине подчеркивается тем фактом, что состояние Ахметова оценивается в более чем 6 миллиардов долларов, в то время как рабочие Криворожского Октябрьского рудника сообщили, что зарабатывают всего 330 долларов в месяц, работая на глубине 1200 метров1200 метров под землей в чрезвычайно опасных условиях.

Всего через день после окончания забастовки — новости о которой блокируются олигархическими СМИ страны, — компания открыла гражданский судебный процесс против 417 бастующих шахтеров за якобы «незаконные действия».

После того, как представители политической партии Зеленского «Слуга народа» встретились с бастующими рабочими и призвали их вступить в переговоры с компанией, они теперь молчат о предательстве рабочих, а уголовное дело против рабочих возбуждается со всей тяжестью местной государственной правовой системы.

Татьяна Гаркуша, сигналистка, 39 лет, в беседе с журналистом O

penDemocracy заявила, что, несмотря на предательство властей и СМИ, «эта забастовка дала мне почувствовать себя борцом — я даже не знала, что у меня такое в характере есть. Ведь многие из нас болеют за какие-то революции. А оказалось, что в протест тяжело включиться и начать, а бороться легче. Плюс ты находишь единомышленников, с которыми можно говорить на одном языке».