Россия готовится к урезанию расходов на здравоохранение на фоне роста заболеваемости COVID

Андреа Питерс
5 октября 2020 г.

В то время как число случаев заболевания COVID-19 в России вновь растет, федеральное правительство готовится урезать расходы на здравоохранение. В среду, 30 сентября, Кремль направил в российский парламент проект бюджета на 2021–23 годы, который предполагает сокращение расходов на медицину на 162 миллиарда рублей (2 миллиарда долларов) к концу финансового цикла. Параллельно с этим решением цифра ежедневных подтвержденных коронавирусных инфекций почти удвоилась по сравнению с августовскими показателями, стоявшими ниже отметки в 5000. В пятницу, 2 октября, в России к общему числу в почти 1,2 миллиона заражений прибавилось еще 9 412. Как минимум 21 тысяча человек умерла от этой болезни.

Начиная со следующего года, расходы на здравоохранение снизятся до 1,13 трлн рублей ($14,5 млрд), что примерно на $2 млрд меньше, чем в этом году. К 2023 году расходы еще снизятся — до 1,1 трлн рублей. В отличие от этого, годовой бюджет выделяет на госбезопасность почти 6 триллионов рублей (76 миллиардов долларов).

Принимая во внимание то, что весной, когда коронавирус впервые проявил себя, российские медицинские учреждения демонстрировали крайнюю нехватку необходимого оборудования и персонала, и что медицинские потребности будут только расти вследствие пандемии, проектируемые сокращения являются беззастенчивым посягательством на жизненные шансы населения.

В частности, в новом бюджете предусмотрено сокращение расходов на медицинский персонал: расходы на «развитие человеческих ресурсов» должны сократиться на 15 процентов. Российские врачи, медсестры, работники скорой медицинской помощи и другие занятые в сфере здравоохранения, чья зарплата часто составляет всего несколько сотен долларов в месяц, столкнутся с дальнейшим сокращением своей заработной платы и увеличением трудовой нагрузки.

Многие из этих работников так и не получили обещанных надбавок за свою работу на передовой линии борьбы с ковидом весной и летом этого года. Тысячи медицинских работников трудились в плачевных условиях, занимаясь лечением пациентов и прилагая усилия по предотвращению распространения инфекции, причем многие сами заразились и сотни умерли.

Последствия сокращения федеральных расходов на здравоохранение усилятся из-за сокращения этих расходов на областном и муниципальном уровне. Чтобы закрыть дыры в бюджете и обеспечить рост финансирования спецслужб, Москва планирует сократить объем трансфертов, которые она переводит региональным правительствам. Местные органы власти, которые уже сегодня испытывают серьезные трудности из-за экономических последствий пандемии, в свою очередь, должны будут провести свои собственные сокращения.

В Санкт-Петербурге, втором по величине городе России, расходы на здравоохранение сокращаются — в основном за счет зарплат и снижения объема закупок медикаментов. Городу грозит потеря доходов в размере 1,3 миллиарда долларов из-за карантина в первой половине этого года. В ответ городское правительство сократит на 1,2 миллиона долларов бюджет своего ведущего института по исследованию и лечению коронавируса — Клинической инфекционной больницы им. С.П. Боткина.

Эти меры реализуются на фоне роста заболеваемости, причем коэффициент распространения инфекции в настоящее время превышает 1. К концу сентября оставались незанятыми только 6 процентов больничных коек Санкт-Петербурга для пациентов с COVID-19, и медицинские центры в очередной раз пытаются переоборудовать палаты, чтобы подготовиться к наплыву «второй волны» пациентов.

Медработники сообщают, что они сейчас более подготовлены, чем раньше, благодаря увеличению поставок средств индивидуальной защиты (СИЗ). Однако городские медицинские учреждения сильно пострадали из-за многолетних бюджетных сокращений, проведенных в рамках «оптимизации» российской медицинской системы, что означало закрытие больниц и клиник. В период с 2000 по 2015 год число больниц в стране сократилось более чем на 10 тысяч. В течение последних нескольких лет продолжаются протесты медицинских работников против так называемой «реформы» системы здравоохранения.

Власти острова Сахалин на Тихом океане только что объявили о серьезном сокращении государственных расходов на медицину, социальное обеспечение, образование и энергетику. Власти региона, где среднемесячная заработная плата составляет около 57 тысяч рублей ($740), выделят на здравоохранение всего 435 миллионов рублей ($5,5 миллиона).

Наступление на уровень жизни российского рабочего класса не ограничивается федеральными сокращениями бюджета на здравоохранение. Новый кремлевский бюджет предусматривает сокращение пособий семьям с детьми, а также расходов на жилищно-коммунальные услуги и поддержку молодых матерей.

Эти меры осуществляются в то время, когда миллионы семей борются с последствиями сокращений заработной платы и потерей рабочих мест в результате пандемии COVID-19. Согласно недавнему исследованию Высшей школы экономики в Москве, численность российского среднего класса резко сократилась в течение года, и дополнительные 6,1 процента работников попали в категорию бедных.

Российский правящий класс знает, что эти условия создают почву для масштабных социальных конфликтов. К концу нового бюджетного цикла на финансирование и снабжение армии, Национальной гвардии и сил безопасности МВД будет приходиться 27 процентов всех федеральных расходов.