Мирные переговоры застопорились, и перемирие на востоке Украины начинает разваливаться

Джейсон Мелановски
22 сентября 2020 г.

Переговоры о прекращении затянувшейся на шесть лет гражданской войны на востоке Украины зашли в тупик, поскольку самое продолжительное перемирие в истории этой войны начало разваливаться после недавнего убийства украинского солдата.

Собравшись в Берлине в пятницу, 12 сентября, политические советники «нормандской четверки» — в ней участвуют Германия, Франция, Россия и Украина, — не смогли добиться каких-либо существенных шагов вперед в ходе продолжающихся переговоров.

Последняя встреча всех четырех глав государств — президентов Владимира Зеленского, Владимира Путина, Эммануэля Макрона и канцлера Ангелы Меркель, — состоялась в декабре 2019 года под громкие фанфары СМИ, но не смогла достичь каких-либо существенных договоренностей, кроме решения встретиться в будущем.

Прошло больше девяти месяцев, но главы четырех государств не смогли назначить следующую встречу после того, как запланированный в марте этого года саммит был отменен из-за эпидемии COVID-19.

Украинское правительство еще до встречи в берлине заявило, что ожидает, что впоследствии будет запланирован еще один саммит лидеров стран, но, по словам российского полпреда Дмитрия Козака, перспектива проведения еще одного крупного мероприятия «нормандской четверки» не обсуждалась. Четыре стороны не смогли запланировать даже еще одну встречу между нынешними советниками своих стран.

Заседание, состоявшееся 12 сентября, несколько раз откладывалось под предлогом отсутствия французского советника. Выступая в газете New York Times за несколько недель до мероприятия, немецкий советник сказал, что статус заседаний «повис в воздухе». Это был намек на то, что крупнейшие европейские империалистические державы Германия и Франция потеряли интерес к украинскому кризису, так как они переключились на антироссийскую кампанию в своих собственных странах по поводу дела и событий в Беларуси.

Независимо от Франции и Германии, Украина и Россия договорились продолжить переговоры о прекращении огня, которые начались 27 июля, несмотря на взаимные обвинения в нарушениях перемирия, прозвучавшие в начале сентября.

Согласно данным украинских военных, поддерживаемые Россией сепаратисты несколько раз открыли огонь по украинским подразделениям на позапрошлой неделе, убив одного украинского солдата и ранив другого.

Представители самопровозглашенной Донецкой народной республики (ДНР), в свою очередь, заявили, что украинские солдаты в период со 2 по 15 сентября шесть раз открывали огонь по ДНР. Они обвинили украинскую сторону в проведении «наступательных операций», которые запрещены условиями прекращения огня.

Переговоры между представителями России, Украины и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) — известной как трехсторонняя контактная группа (ТКТ), — проходили в течение всего августа, но также не привели к достижению каких-либо серьезных договоренностей. Главным камнем преткновения стало предоставление Донбассу особого автономного статуса и проведение независимых от Киева местных выборов. Оба требования громогласно и яростно оспариваются украинскими ультраправыми.

Украинский правящий класс расколот по этим вопросам. В августе заместитель представителя Украины на переговорах трехсторонней контактной группы Витольд Фокин заявил, что, по его мнению, война закончится, как только Украина предложит особый статус Донецку и Луганску и предложит амнистию сепаратистам.

В беседе с новостным сайтом Strana Фокин заявил: «И с той стороны, и с другой было совершено много преступлений, которые, в конечном итоге, должны быть расследованы», — и виновные должны быть привлечены к ответственности. «Если мы согласимся с их требованием всеобщей амнистии, они, думаю, пойдут нам навстречу и откажутся от требования изменения Конституции для спецстатуса», — отметил Фокин.

Комментарии Фокина были быстро осуждены как государственная измена крайне правыми и киевскими чиновниками. Примечательно, что министр внутренних дел Украины Арсен Аваков, известный своим покровительством ультраправому батальону «Азов», заявил: «Ни один наш солдат не должен погибать из-за нелепых политических спекуляций. Поэтому заявление представителя Украины в ТКГ Витольда Фокина о всеобщей амнистии и особом статусе для всей территории Донбасса является провокационным и не соответствует национальным интересам. Помним о том, что за каждый клочок украинской земли на Донбассе погибли тысячи наших солдат».

Позднее украинское правительство дезавуировало заявление Фокина и назвало его слова «не выражающими официальную позицию украинского правительства».

Неспособность достичь каких-либо значительных успехов в мирных переговорах дополняется падением популярности украинского президента Владимира Зеленского. Избранный на основе иллюзорных надежд, что он предложит альтернативу бешеному воинственному национализму своего предшественника Петра Порошенко, Зеленский до сих пор не продвинулся в направлении мира на востоке Украины.

Последовавшие за выборами опросы общественного мнения показывают, что поддержка Зеленского резко упала после победы на выборах в апреле 2019 года, когда его поддержало 73 процента избирателей. Согласно опросу в июне этого года, проведенному Киевским международным институтом социологии, сейчас Зеленского поддерживают только 38 процентов украинцев. Другой опрос, проведенный украинским Центром Разумкова в июле, показал, что если бы президентские выборы состоялись в настоящий момент, Зеленского поддержали бы в первом раунде выборов всего 34,6 процента избирателей. Второе место досталось бы лидеру партии «Оппозиционная платформа — за жизнь» (ОП-ЗЖ) Юрию Бойко. Эта партия выступает за восстановление отношений с Россией и прекращение войны путем прямых переговоров с отколовшимися Луганской и Донецкой областями.

Недавно созданная партия популярного видеоблогера Анатолия Шария также получила заметную поддержку: ее в ходе последних опросов предпочли 3,7 процента потенциальных голосов. Есть опасения, что Шарий, у которого более 2,3 миллиона подписчиков на Youtube, может отнять голоса у Зеленского, особенно среди молодых избирателей, симпатизирующих ему. Шарий критически относится к правой ориентации украинского правительства и, как и ОП-ЗЖ, выступает за прекращение войны на востоке Украины.

Рост поддержки партий, выступающих за урегулирование отношений путем переговоров с Россией, не остался незамеченным крайне правыми группами Украины. Правые совершили ряд нападений как на членов партии Шария, так и на членов ОП-ЗЖ.

27 августа члены батальона «Азов» и связанного с ним «Национального корпуса» совершили своё самое наглое нападение, расстреляв средь бела дня возле Харькова на киевской трассе автобус с 22 членами ОП-ЗЖ. Был убит один член партии и похищены еще два члена ОП-ЗЖ.

ОП-ЗЖ возложила вину за нападение на Зеленского, заявив: «Это преступление “Нацкорпуса” и “Азова” является следствием безнаказанности национал-радикалов, действующих при прямом покровительстве и подстрекательстве власти, в том числе президента Зеленского, открыто заявляющего о своей поддержке их позиции».

В ответ скандально известный командир «Азова» Андрей Билецкий сказал: «Задержали 14 парней. Насколько мне известно, эти люди не имеют никакого отношения к этой ситуации. А если имеют, то я надеюсь, что у СБУ, которая должна заниматься сепаратизмом, Офиса генерального прокурора будет воля, совесть и какой-то характер, чтобы наградить парней медалями за борьбу с сепаратизмом».

Длящаяся уже больше шести лет война, начавшаяся в 2014 году после установления в Киеве крайне правого националистического правительства, связанного с НАТО, унесла жизни более 13 тысяч человек и оставила 30 тысяч ранеными. Кроме того, война привела к появлению 1,5 миллиона внутренних беженцев. Доклад ЮНИСЕФ в 2019 году отмечал, что почти полмиллиона детей в Восточной Украине «сталкиваются с серьезными рисками для своего физического здоровья и психологического благополучия», когда они посещают школы, стены которых пробиты пулями, и когда ходят по заминированным полям.

Несмотря на националистическую и крайне правую ориентацию основных украинских СМИ, недавний опрос показал, что 53 процента украинцев считают, что «все связи с людьми, живущими в неподконтрольных правительству районах на востоке страны, включая транспортное сообщение», должны быть восстановлены.