Десятки тысяч протестуют на Дальнем Востоке после того, как Кремль отстраняет губернатора

Клара Вайс
16 июля 2020 г.

Начиная с субботы, 11 июля, в Хабаровске, городе с населением 600 тысяч человек на российском Дальнем Востоке, прошли многотысячные демонстрации против смещения Кремлем губернатора региона Сергея Фургала. Фургал, член крайне правой Либерально-демократической партии России (ЛДПР), был арестован сотрудниками ФСБ в своем доме 9 июля.

Он обвиняется в причастности к убийствам нескольких бизнесменов в Хабаровске и соседних регионах в 2004 и 2005 годах. Суд постановил оставить его под стражей на два месяца, пока продолжается следствие. Фургал не признал себя виновным.

В субботу в Хабаровске, расположенном в 8400 километрах к востоку от Москвы, на улицы вышло до 35 тысяч горожан. Несколько тысяч человек продолжили демонстрации протеста в воскресенье и понедельник. Протестующие скандировали: «Путина в отставку!» и «Москва, уходи!» Другие несли плакаты с надписями: «Я Фургал», «Я за Хабаровск» и «Москва, слушай нас!»

Сергей Фургал

Небольшие акции протеста с участием десятков человек прошли в нескольких городках Хабаровского края. Алексей Навальный, правый лидер поддерживаемой США либеральной оппозиции, восторженно приветствовал протесты, заявив: «Мы с вами, Хабаровск». Его сторонники в Хабаровске помогли организовать несколько акций протеста. Петицию с требованием освободить Фургала на момент написания этой статьи подписали более 40 тысяч человек.

Будучи кандидатом от ЛДПР, Фургал победил на региональных губернаторских выборах в 2018 году, набрав почти 70 процентов голосов и значительно опередив своего соперника от правящей партии «Единая Россия». ЛДПР теперь также контролирует региональный парламент. В течение почти двух лет своего пребывания на посту губернатора Фургал выступал с ограниченными популистскими жестами на фоне массового социального недовольства. ЛДПР известна своим нагнетанием русского шовинизма, антикитайской ксенофобии и антисемитизма.

ЛДПР уже почти два десятилетия состоит в номинальной оппозиции кремлевской партии власти — «Единой России», однако де-факто поддерживает все важнейшие инициативы Путина. До начала своей политической карьеры Фургал был одним из ведущих представителей регионального лесного и металлургического бизнеса, двух основных сырьевых ресурсов региона.

Вполне допустимо, что Фургал был причастен к убийствам других бизнесменов, ведь это обычная практика среди российских криминальных олигархов. Но тот факт, что федеральный Следственный комитет, высший орган уголовного розыска России, решил выдвинуть обвинения сейчас, спустя 15 лет, указывает на то, что за конфликтом стоят гораздо более широкие политические вопросы.

Многие признаки указывают на растущие трения между Кремлем и региональными элитами. Усиливаются также конфликты внутри правящего класса в более широком смысле. Это и есть главные пружины, стоящие за арестом Фургала.

Арест был произведен спустя всего неделю после всенародного голосования по конституционным поправкам, которые значительно усилили полномочия президента и закрепили в Конституции крайне правые националистические ценности. Одним из существенных аспектов конституционных изменений является ограничение полномочий региональных и муниципальных органов власти.

В ответ на арест Владимир Жириновский, известный расист, гневно пригрозил в Государственной Думе, что его парламентская фракция может сложить полномочия в знак протеста против обращения с Фургалом. «Мы вам дали Конституцию! А вы нам наручники на руки надеваете!», — воскликнул с возмущением он в Госдуме.

Члены ЛДПР заявили, что причиной ареста Фургала стали конфликты между Фургалом и московскими элитами из-за компании «Амурсталь», крупнейшего производителя стали на Дальнем Востоке и в Хабаровском крае. Компания поддерживает тесные деловые отношения с китайскими фирмами. С 2017 года «Амурсталь» принадлежит компании «Торекс-Хабаровск», совладельцем которой является жена Фургала Лариса Стародубова.

Хабаровск стал одним из двух регионов, где Кремль не смог получить большинство в поддержку конституционных поправок, — за них было подано только 44 процента голосов. Многие обозреватели высказывали предположения о значительной манипуляции с голосами в других регионах. Рейтинг одобрения Путина в последнее время упал до рекордно низких показателей, поскольку коронавирус продолжает распространяться, обнажая разрушительные последствия капиталистической реставрации и десятилетий жесткой экономии, в частности, в сфере здравоохранения.

В России зафиксировано более 732 тысяч случаев заболевания, и страна занимает четвертое место в мире по числу коронавирусных инфекций. Однако, несмотря на это, Москва приступила к полному возобновлению экономической активности. Десятки тысяч шахтеров и рабочих нефтегазового комплекса оказались зараженными на своих рабочих местах, поскольку работа никогда по-настоящему не приостанавливалась, либо же возобновление работы было проведено преждевременно.

Многие комментаторы в СМИ отмечают, что арестом Фургала Кремль посылает сигнал другим региональным элитам накануне выборов, запланированным во многих регионах на ближайшую осень. Весной Кремль предоставил региональным властям значительную свободу действий в борьбе с пандемией, позволив им самим определять темпы и масштабы закрытий и возобновления работ. Теперь Москва пытается отобрать эту ограниченную свободу рук.

Региональные сепаратистские тенденции уже давно бурлят под поверхностью российской политики. После упразднения Советского Союза сталинистской бюрократией в 1991 году отделение Дальнего Востока от России обсуждалось среди российских и американских элит как вполне реальная возможность. На протяжении 1990-х годов ожесточенные конфликты внутри растущей олигархии за контроль над государственными активами и сырьевыми ресурсами зачастую принимали регионалистские формы в богатых энергоресурсами регионах, таких как Урал, Сибирь и Дальний Восток.

На Северном Кавказе развернулось полномасштабное сепаратистское движение в Чечне, и Кремль ответил на него двумя чрезвычайно кровопролитными войнами, в которых погибло около десятой части местного населения.

При Путине растущая централизация власти и создание партии «Единая Россия» были не в последнюю очередь направлены на подавление этих центробежных тенденций и установление жесткого контроля над региональными органами власти. Либеральная оппозиция, активно поддерживаемая американским империализмом, сознательно апеллировала к этим тенденциям и поощряла их.

Навальный неоднократно призывал к усилению региональной автономии. Он также участвовал в нескольких ежегодных крайне правых «Русских маршах», где выкрикивал лозунги типа «Хватит кормить Кавказ!» За такими настроениями стоит не только грубый расизм, но и различные националистические и сепаратистские силы, выступающие за распад Российской Федерации. Британский журналист Бен Джуда отмечал в 2013 году, что «почти все лидеры российской оппозиции в частном порядке говорили мне, что готовы отпустить Северный Кавказ».

В прошлом году сторонники Навального вместе с Федором Крашенинниковым, бизнесменом и бывшим членом ЛДПР, который считается одним из самых видных сторонников региональной уральской автономии, помогали организовывать акции протеста в Екатеринбурге, крупнейшем городе Урала.

Любое прогрессивное движение против путинского режима и угрозы диктатуры должно базироваться на рабочем классе и противостоять этим реакционным попыткам оппозиции, поддерживаемой империалистами, которые направлены на поощрение сепаратизма и национализма.