Голосование по конституционным поправкам в России:

Кремль резко усиливает власть президента

Владимир Волков и Клара Вайс
6 июля 2020 г.

1 июля завершилось семидневное голосование по конституционным поправкам, впервые предложенным президентом России Владимиром Путиным в январе этого года. По официальным данным, за принятие пакета поправок проголосовало 77,92 процента избирателей. Это значительно больше, чем показывали предварительные опросы, фиксировавшие поддержку изменениям на уровне от 35 до 45 процентов избирателей. Явка, как объявили власти, составила 67,97 процента.

Первоначально процедура была назначена на 22 апреля, но была отложена из-за пандемии коронавируса. Последние карантинные ограничения в Москве были сняты за пару дней до начала голосования, — несмотря на то, что число случаев заражения продолжает стремительно расти, — чтобы позволить Кремлю провести как парад Победы, так и само голосование.

Кремль всячески пытался обманным путем представить конституционные изменения как средство повышения уровня жизни обнищавшего населения. Активно рекламировались такие пункты, как индексация пенсий и ссылка на то, что минимальная заработная плата в России не может быть ниже прожиточного минимума. Однако оба эти пункта, по сути, уже давно содержатся в других законодательных актах и систематически нарушаются на ежедневной основе. Их внесение в текст Конституции никоим образом не связывает властям руки в дальнейших беспощадных нападках на уровень жизни населения.

Владимир Путин, в центре. (Источник: en.kremlin.ru)

Из примерно 200 поправок, затрагивающих около 60 процентов статей Основного закона и увеличивающих его текст в 1,5 раза, основную и наиболее значимую часть составляют те, которые существенно усиливают полномочия президента. Президент получает бесконтрольное право назначать всех силовых министров (обороны, внутренних дел, ФСБ и др.). При этом он всего лишь «консультируется» с Советом Федерации (верхней палатой парламента) при их назначении.

Сроки президента Путина, который является президентом с 2000 года (с четырехлетним перерывом в 2008–2012 годах), «обнуляются», так что теперь он может баллотироваться на пост президента еще дважды, что позволяет ему потенциально оставаться у власти до 2036 года. Ему и Дмитрию Медведеву, бывшему президенту и премьер-министру, предоставляется пожизненный иммунитет.

Президент получает прямой контроль над правительством, «осуществляя общее руководство» его работой.Снижение роли премьер-министра дополняется правом президента отстранять премьера без отставки правительства в целом, — как это произошло с последним кабинетом Дмитрия Медведева в январе этого года. В результате, премьер-министр, номинально второе лицо государства, практически превращается в полностью зависимую от президента креатуру.

Широко рекламируемое расширение полномочий Государственной думы (нижней палаты парламента) сводится к чисто словесному трюку. Если раньше Госдума «одобряла» кандидатуру премьера и остальных министров по представлению президента, то теперь она их «утверждает». При этом если Госдума трижды не «утверждает» эти кандидатуры, кадровые решения президента вступают в силу автоматически, а сама Госдума может быть им распущена и объявлены новые выборы.

После многих лет нарастания напряженности между Кремлем и региональными элитами конституционные поправки также предусматривают существенное ограничение полномочий региональных и муниципальных властей. Президент не только назначает судей Конституционного и Верховного судов, но и получает теперь также право назначать прокуроров в регионах, что прежде было исключительной прерогативой Генеральной прокуратуры. Любая автономия муниципальных властей также упраздняется. Муниципальные депутаты де-факто становятся государственными чиновниками.

Другая важнейшая часть вносимых в Конституцию поправок касается положений, традиционно связываемых с крайне правой идеологией. К числу таких поправок относится упоминание о боге, что подрывает декларируемый светский характер государства, характеристика брака как «союза мужчины и женщины», а также пункт, в котором русский язык объявляется «языком государствообразующего народа».

Последнее является лишь слегка завуалированной формулировкой, провозглашающей русский народ «государствообразующим» — требование, характерное для ультраправых партий, таких как фашистское общество «Память» периода горбачевской «перестройки». Не случайным совпадением стало и то, что это нововведение полностью поддержано ультранационалистической сталинистской КПРФ Геннадия Зюганова.

Ряд новых пунктов, — например, отмена приоритета норм международного права, — противоречат другим статьям Конституции, находящихся в так называемых «защищенных» ее разделах.

Плебисцит «народного одобрения» поправок к Конституции стал постыдным и насквозь антидемократическим фарсом. Отсутствовала какая-либо твердая правовая основа как для выдвижения конституционных поправок, инициированных в январе, так и для процедуры их всенародного обсуждения и голосования. Вместо этого все проводилось на основе специально принятого документа. Вносимые в Конституцию изменения и сам плебисцит создают псевдолегальное прикрытие для масштабного выстраивания все более открытых диктаторских форм правления.

Голосование проводилось в условиях продолжающейся свирепой пандемии коронавируса. Несмотря на пропагандистские заявления о том, что пандемия «уходит», Россия остается в тройке стран мира с самым большим количеством подтвержденных заражений, превышающих 650 тысяч, при более 9,5 тысячах смертей. В течение последнего месяца ежедневное число заражений находилось в диапазоне 7–9 тысяч. 1 июля было объявлено об одном из рекордных за три месяца показателей по числу умерших за день — 216 человек. Голосование, равно как и проведенный 24 июня парад Победы, в ходе которого не соблюдались базовые меры социального дистанцирования, скорее всего, вызовет дальнейший рост числа заражений.

Хотя и являясь попыткой имитировать мнимую стабильность и прочность режима, плебисцит и конституционные изменения фактически выросли из колоссального кризиса российской олигархии. Голосование проходило на фоне беспрецедентного краха мирового капитализма, что резко обострило классовую напряженность во всех странах и еще сильнее толкает вперед империалистические приготовления к войне, в особенности, против России и Китая. Рейтинги одобрения Путина заметно упали, поскольку пандемия коронавируса оставила миллионы людей без работы, а множество других столкнула в полную нищету. Больницы в России оказались в отчаянном положении из-за пандемии, вскрывшей катастрофические последствия реставрации капитализма и десятилетий жесткой экономии.

В этих условиях российская олигархия стремится укрепить власть Путина как фигуры, способной балансировать между различными враждующими фракциями правящей элиты, одновременно поощряя крайний национализм и укрепляя авторитарное правление в преддверии масштабных столкновений с рабочим классом.

Кризис олигархии и тенденции к диктатуре, в конечном счете, вырастают из сталинистской контрреволюции против Октябрьской революции 1917 года, разрушения Советского Союза в 1991 году и реставрации капитализма руками сталинистской бюрократии. Вопреки утверждениям сталинистской и империалистической пропаганды того времени, приватизация бывшей государственной собственности и расчленение Советского Союза стали не основой для расцвета демократии и всеобщего благосостояния, а способом невиданного в истории разграбления социальных ресурсов и формирования нового правящего слоя криминальной и насквозь паразитической олигархии. Конституция 1993 года стала псевдолегальным оформлением этой контрреволюции и формирования капиталистических отношений собственности.

В годы правления Путина олигархия обогатилась еще сильнее. В опубликованном недавно консалтинговой компанией The Boston Consulting Group исследовании Global Wealth, посвященном динамике частных состояний в мире, говорится, что в России за последние 20 лет объем личных финансовых состояний увеличился в 16 раз, с $0,1 трлн до $1,6 трлн, показав максимальный рост в период с 1999 по 2014 год, в среднем 14% в год.

В то же время, согласно данным министра финансов Антона Силуанова, массовая зарплата в стране находится в районе 18 тысяч руб. ($255). Как минимум половина семей испытывает трудности с обеспечением себя самым необходимым. В марте президент Путин объявил, что людей, имеющих доход, в полтора раза превышающий минимальный размер оплаты труда, который составляет чуть больше 12 тысяч руб. в месяц ($170), следует считать «средним классом».