«Нью-Йорк Таймс» фабрикует легенду о российских убийствах

6 июля 2020 г.

С тех пор как Уильям Рэндольф Херст в 1898 году послал своему корреспонденту в Гавану телеграмму с приказом: «Вы обеспечьте иллюстрации, а войну я обеспечу», — ни одна газета не была так близко связана с попыткой спровоцировать американскую войну, как New York Times на этой неделе.

Разница — а она колоссальная — заключается в том, что Херст раздувал пламя Испано-американской войны, сравнительно небольшого конфликта, являвшегося первой попыткой американского империализма захватить заморские территории на Кубе, Пуэрто-Рико и Филиппинах. Times сегодня пытается разжечь военную лихорадку, направленную против России, и это угрожает раздуть Третью мировую войну с применением ядерного оружия.

Нет ни малейшей фактической основы для серии статей и комментариев, опубликованных в Times, начиная с прошлой субботы, утверждающих, что российская военная разведка, ГРУ, платила щедрые вознаграждения боевикам-талибам, чтобы побудить их атаковать и убивать американских солдат в Афганистане. Ни один солдат из 31 американца, погибшего в Афганистане в 2019–2020 годах, не был идентифицирован как жертва предполагаемой схемы. Не было представлено ни одного свидетеля, никаких доказательств.

Единственным основанием для сообщений в Times, подкрепленных аналогичными статьями в Washington Post, Wall Street Journa и публикациями агентства Associated Press,, а также сообщениями на кабельном и сетевом телевидении, являются неподтвержденные заявления анонимных сотрудников разведки. Эти официальные лица не дают никаких доказательств по поводу своих утверждений о работе предполагаемой сети агентов ГРУ. Как приходили деньги из России? Как они распределялись среди боевиков движения Талибан? Какие действия осуществляли талибы? Как эти действия влияли на американских военнослужащих?

Тем не менее, за шесть дней этой кампании пропаганды в «основных» корпоративных средствах массовой информации не появилось ни одного возражения, что в этом нарративе есть что-то сомнительное или необоснованное. Вместо сомнений основное внимание было сосредоточено на том, чтобы потребовать от администрации Трампа объяснить, когда президент узнал о предполагаемой российской операции, и что он предлагает сделать по этому поводу.

Репортеры Times, идущие во главе этой кампании, не являются журналистами в обычном, действительном смысле этого слова. Они являются проводниками, передающими материалы, поставляемые им высокопоставленными оперативниками ЦРУ и других разведывательных служб, переупаковывая их для потребления публики и используя свой статус «репортера», чтобы обеспечить большую достоверность, чем это может обеспечить пресс-релиз из Лэнгли. Другими словами, ЦРУ предоставляет сюжет или сценарий, а газета создает легенду, чтобы продать ее американскому народу.

У газеты Times и отдельных ее репортеров, таких как Дэвид Сэнгер и Эрик Шмитт, есть солидный послужной список. Газета сыграла ведущую роль в том, чтобы помочь администрации Буша сфабриковать легенду для войны против Ирака в 2002–2003 годах. Тогда действовала не одна лишь пресловутая Джудит Миллер с ее небылицами об использовании алюминиевых трубок для производства центрифуг в качестве шага к созданию иракской атомной бомбы. Был целый хор фальсификаторов, в котором участвовали Шмитт (21 января 2001 года: «Ирак восстановил разбомбленные оружейные заводы, говорят официальные лица») и Сэнгер (13 ноября 2002 года: «США высмеивают утверждения Ирака об отсутствии оружия массового уничтожения»; 6 декабря 2002 года: «США говорят Ираку, что тот должен рассказать о своем оружии»). Написав множество других статей, они сыграли важную роль в тогдашней кампании дезинформации.

На этой неделе в ходе кампании по поводу «русских платежей» Шмитт и Сэнгер снова взялись за дело. Статья на первой полосе, опубликованная в четверг, 2 июля, под их совместной подписью, имеет заголовок: «Новая русская проблема Трампа: Непрочитанное донесение разведки или отсутствие стратегии». Эта статья направлена на продвижение версии, согласно которой Трамп был небрежен в реакции на обвинения против России. Он был либо слишком ленив, чтобы читать ежедневные сводки разведки для президента (резюме мировых событий и шпионских отчетов, подготовляемых ЦРУ), либо решил проигнорировать эти донесения из-за своей предполагаемой зависимости от российского президента Владимира Путина.

Политическая линия статьи видна в самом начале. Авторы утверждают: «Не требуется высокого уровня допуска к самой секретной информации правительства, чтобы увидеть, что список российских агрессий в последние недели соперничает с действиями худших дней “холодной войны”». Список смехотворно мал и включает в себя: «кибератаки на американцев, работающих из дома» (никаких доказательств не представлено) и «сохраняющаяся озабоченность новыми методами российских игроков, стремящихся повлиять на ноябрьские выборы» (это, скорее, описывает состояния умов в ЦРУ, а не какие-либо реальные шаги, предпринятые Россией). Цель статьи в том, чтобы поместить нынешние утверждения относительно российских платежей в контекст давнишних усилий по изображению президента России Владимира Путина злым гением и кукловодом мировой политики.

Шмитт в статье, написанной в соавторстве с Майклом Кроули, ссылается на «сообщения разведки о том, что Россия платила щедрые вознаграждения боевикам, связанным с Талибаном, за убийство американских солдат в Афганистане», как если бы это было установленным фактом. В статье приводятся ссылки на различных неназванных «бывших чиновников» администраций Трампа и Обамы, которые утверждают, что такие сведения, несомненно, должны были быть представлены президенту, и что неспособность Трампа принять ответные меры нужно рассматривать как халатность.

В статье говорится, что есть «подтверждающие доказательства» утверждений ЦРУ о российском заговоре относительно вознаграждений. Статья ссылается, среди прочего, на «допросы задержанных, находка около полумиллиона долларов у лица, связанного с Талибаном, и перехваты электронных сообщений, показывающих финансовые трансферты между российским военным разведывательным подразделением и афганскими посредниками». На самом деле, каждый пункт в этом списке представляет собой утверждение неназванных источников разведки, а не доказательства: никаких реальных задержанных, никаких денежных мешков или электронных перехватов не представлено.

Другая статья Шмитта, наряду с тремя афганскими журналистами, посвящена предполагаемой роли афганского бизнесмена Рахматуллы Азизи, бывшего контрабандиста наркотиков и государственного подрядчика США, в доме которого следователи обнаружили деньги на сумму в полмиллиона долларов. Снова цитируются «отчеты американской разведки», утверждающие, что Азизи был «ключевым посредником между ГРУ и боевиками, связанными с талибами». Опять нет никаких фактических доказательств, и сам Азизи не может быть найден. Что касается предполагаемого накопления налички, то это, скорее, говорит о доходах от торговли наркотиками, чем о каком-либо другом деле, которым якобы занимался Азизи.

В статье утверждается, что российское правительство организовало схему вознаграждений в качестве «расплаты» за десятилетия унижений в Афганистане от рук Соединенных Штатов. Каким образом убийство горстки американских солдат достигает такой цели, остается загадкой. Более того, Times признает, ссылаясь на неназванного конгрессмена, который участвовал в брифинге в Белом доме по поводу этих обвинений, что брифинг с участием представителей разведслужб «не описал в деталях какую-либо связь с конкретными смертями американских или коалиционных солдат в Афганистане», и что «в понимании разведывательного сообщества об общей программе и ее конкретном мотиве остались пробелы…»

Другими словами, у российской программы «вознаграждений» нет ни идентифицируемых жертв, ни заслуживающих доверия мотивов. Это делает единодушный хор СМИ гораздо более подозрительным. Почему в корпоративных СМИ отсутствует хотя бы одна статья или комментарий, который бы оспорил утверждения, выдвигаемые ЦРУ? Ведь эти утверждения сами по себе не особенно убедительны. Отнюдь нет. Источник утверждений решает все: когда разведывательные службы США говорят что-то, то американские СМИ послушно берут под козырек.

Реальный вопрос, на который следует ответить по поводу последней антироссийской провокации, таков: какие политические соображения являются движущей силой этого эпизода фабрикации со стороны СМИ?

Не случайно история с афганскими «платежами» всплыла именно в тот момент, когда администрация Трампа заметно пошатнулась перед лицом двойного кризиса: пандемии коронавируса и массового восстания против полицейского насилия. Американский правящий класс глубоко потрясен возмущенными протестами больших толп людей всех рас, особенно молодежи, которые охватили практически все американские города и поселения. А финансовая аристократия хорошо осведомлена о глубоко укорененной массовой оппозиции ее стремлению заставить рабочих вернуться к работе в условиях, когда каждая крупная фабрика, склад и офис являются потенциальным эпицентром продолжающегося возрождения пандемии COVID-19.

Реакция на этот кризис со стороны политических и медийных представителей правящей элиты имеет двоякий характер: во-первых, это попытка расколоть рабочий класс по расовому признаку; во-вторых, это стремление переориентировать внутреннюю социальную напряженность на кампанию против иностранных антагонистов, в частности, против Китая и России.

Газета New York Times выступает политическим рупором Демократической партии, которая полна решимости блокировать любую массовую радикализацию рабочих и молодежи. В том случае, если бывший вице-президент Джо Байден будет избран в ноябре президентом и вступит в должность в январе 2021 года, новая демократическая администрация будет проводить политику не менее реакционную, чем политика Трампа.

Кампания против предполагаемого «невыполнения обязанностей» Трампом, — эту фразу Байден три раза повторил во время своей пресс-конференции во вторник, — есть не что иное, как продолжение кампании демократов по атаке Трампа справа как слишком «мягкого» по отношению к России и слишком пассивного на Ближнем Востоке. Это началось с антироссийской кампании, спровоцировавшей длившееся два года расследование Мюллера, продолжилось в связи с телефонным звонком на Украину, что привело к импичменту, а теперь проявляется в форме все более яростных требований о том, чтобы правительство США «отомстило» за полностью сфабрикованные российские попытки убить американских солдат.

Патрик Мартин