130 тысяч рабочих мест в немецкой автомобильной промышленности под угрозой

Дитмар Гайзенкерстинг и Петер Шварц
22 июня 2020 г.

Хотя немецкие автомобильные компании получили львиную долю пакета стимулирующих мер в размере 130 миллиардов евро и получают еще миллиарды посредством государственного плана помощи работающим неполную неделю, боссы автопрома готовятся сократить более 100 тысяч рабочих мест.

По словам Кристиана Малорни, руководителя автомобильного подразделения консалтинговой компании Kearney global management, «около 15 процентов рабочих мест в немецкой автомобильной промышленности находятся под угрозой сокращения в ближайшие 18 месяцев». 15% это около 130 тысяч рабочих мест. Краткосрочные пособия, решение о продлении которых будет принято этой осенью, не обеспечат долгосрочной защиты для рабочих.

Эксперт по автомобильной промышленности Фердинанд Дуденхёффер считает, что немецкий автопром «идет к уничтожению неполной рабочей недели». По словам Дуденхёффера, «кризис в Германии ведет к потере, по меньшей мере, 100 тысяч рабочих мест в автомобилестроении и производстве запчастей».

Профсоюз IG Metall также исходит из вероятности ликвидации десятков тысяч рабочих мест, а также многочисленных банкротств в сфере сопутствующих поставок. «Наше последнее исследование показывает, что более 80 тысяч сотрудников в 270 компаниях подвергаются высокому или острому риску неплатежеспособности. И эти цифры растут», — заявил на прошлой неделе газете Tagesspiegel председатель правления IG Metall Йорг Хофманн.

Продажа автомобилей резко упала из-за коронавирусного кризиса. По данным Дуденхёффера, за первые пять месяцев 2020 года на немецких заводах было произведено чуть менее 1,2 миллиона автомобилей, что на 44 процента меньше, чем в прошлом году. Из-за сохраняющегося слабого спроса в Европе, Африке и Южной Америке он ожидает, что производство сократится на 26 процентов — до 3,4 миллиона автомобилей — в течение всего года. Это самый низкий уровень производства с 1974 года.

Автокомпании используют кризис для реализации мер реструктурирования, планировавшихся задолго до того. Еще до пандемии коронавируса эксперты ожидали потери сотен тысяч рабочих мест в автомобильной промышленности. Осенью 2018 года исследование Фонда имени Фридриха Эберта (FES) показало, что быстрый переход к производству электрических автомобилей поставит под угрозу 600 тысяч рабочих мест и обанкротит большинство поставщиков в немецкой автомобильной промышленности. В то же время любая «отсрочка системных инноваций» будет иметь столь же катастрофические последствия.

В конце прошлого года мюнхенский Институт экономических исследований (Ifo) объявил, что в одном только баварском автопроме под угрозой сокращения 137 тысяч рабочих мест.

Правительство и крупные корпорации сейчас тесно сотрудничают в реализации этих планов. Немецкое правительство приняло решение субсидировать тех, кто покупает электромобили и гибридные автомобили с возвратом до 9 тысяч евро, исключая при этом любые субсидии для тех, кто покупает автомобили на бензине и дизеле, помимо уже объявленного трехпроцентного снижения НДС, общего налога на потребительские покупки.

Социал-демократическая партия (СДПГ) была главной движущей силой этого решения, и она пытается представить это как вклад в охрану окружающей среды. Но это полная чепуха. В течение, по меньшей мере, 20 лет, то есть со времени «автоканцлера» Герхарда Шредера, СДПГ выполняла все требования автомобильных компаний. Высокомерная приверженность партии двигателям внутреннего сгорания и бизнес-модели, основанной на манипулировании выхлопными газами, создала значительные трудности для немецкой автомобильной промышленности. Именно поэтому правительство настаивает сейчас на ускорении перехода на электромобили.

Главная забота правительства — укрепить немецкие компании в ожесточенной борьбе с международными конкурентами за господство на мировом рынке. Другие правительства также вкладывают миллиарды долларов в поддержку своей автомобильной промышленности. Например, президент Эммануэль Макрон финансирует французские автомобильные компании на сумму в восемь миллиардов евро. Комиссия Европейского союза также инвестирует 100 миллиардов евро в укрепление европейского автопрома в противовес азиатским и американским конкурентам.

Реструктуризация и борьба за доминирующее положение на мировом рынке будут осуществляться за счет промышленных рабочих. Несмотря на продолжающуюся пандемию коронавируса, автомобильные рабочие вынуждены возвращаться на заводы и рисковать своей жизнью, опасаясь за рабочее место, заработную плату и социальные права. Контрактники и временно занятые рабочие используются корпорациями для быстрого найма и увольнения; и этот процесс затрагивает также основную рабочую силу компаний.

В этом конфликте профсоюзы и связанные с ними заводские советы (Betriebsräte) твердо стоят на стороне корпораций и правительства. Они расширяют корпоративную политику «немецкой системы социального партнерства», которую они проводили десятилетиями. Их антирабочий классовый характер становится все более очевидным.

Как показало недавнее прошлое, IG Metall и заводские советы поддержали планы сокращения десятков тысяч рабочих мест в компаниях VW и Opel, включая закрытие заводов в Антверпене и Бохуме. Теперь корпоративные профсоюзы берут на себя ответственность за обеспечение новых сокращений рабочих мест. Они разрабатывают соответствующие планы, реализуют их и натравливают автопроизводителей друг против друга по националистическим и региональным линиям. Объединенная борьба рабочих всех стран и всех предприятий есть единственный способ борьбы с наступлением корпораций.

В то же время профсоюзы выступают агрессивными лоббистами в пользу корпораций с многомиллиардной капитализацией, чтобы выжать из правительственной казны дополнительные миллиарды. Именно по этой причине профсоюз IG Metall гневно отреагировал на отказ правительства субсидировать закупку автомобилей с двигателями внутреннего сгорания.

5 июня профсоюз объявил: «Это плохая новость для примерно 2,2 миллиона сотрудников, работающих в автомобильной промышленности и отраслях, которые зависят от нее». Для того чтобы обеспечить занятость, говорит IG Metall, «необходимо поддержать не только электрические автомобили, но и покупку низкоэмиссионных современных двигателей внутреннего сгорания».

Глава общезаводского совета Daimler Михаэль Брехт пожаловался на то, что он и его коллеги в автомобильной промышленности и среди поставщиков запчастей «взбешены». Брехт заявил, что промышленность вложила средства в расширение производства, и теперь существует риск избыточных мощностей, который не будет преодолен в течение следующих трех или четырех лет. Около 95 процентов рабочих немецкого автопрома заняты в производстве автомобилей с обычными двигателями, сказал он.

Председатель заводского совета концерна MAN Саки Стимониарис заметил: «Руководство СДПГ должно спросить себя: действительно ли оно представляет интересы рабочих?»

Бывший председатель СДПГ Зигмар Габриэль, который с тех пор был назначен в наблюдательный совет Deutsche Bank, также внес свою лепту в обсуждение вопроса. В Facebook Габриэль пожаловался на то, что промышленность «представляется немцам скорее экологической проблемой, чем важнейшим фактором процветания». Подобное отношение также распространено и в СДПГ. «Защита окружающей среды стала для них [членов СДПГ] важнее, чем защита интересов трудящихся».

На самом деле СДПГ давно отказалась от защиты «интересов трудящихся», а профсоюз IG Metall и его сторонники в заводских советах столь же далеки от этих интересов. Главная забота бюрократов IG Metal и СДПГ — это гарантировать автокомпаниям прибыль и миллиардные дивиденды, которые большинство автокомпаний продолжают выплачивать акционерам, несмотря на то, что они получают государственную помощь. Бюрократы также полны решимости добиться того, чтобы миллионы евро поступали к ним.

30 членов наблюдательного совета IG Metall и заводских советов Volkswagen, BMW и Daimler получили в прошлом году более шести миллионов евро за свое участие в работе наблюдательных советов. Глава заводского совета MAN концерна VW Стимониарис получает за свои услуги 482.040 евро в год; глава совета компании IGM Хофманн — 289.000 евро; руководитель совета групповой работы Бернд Остерло — 387.000 евро; глава общезаводского совета компании Audi Петер Мош — 579.800 евро. И это все за участие в наблюдательных советах предприятий.

В Daimler глава заводского совета Брехт получил 499.129 евро, а окружной менеджер IGM Роман Цицельсбергер — 236.253 евро. BMW выплатила по 430 тысяч евро как главе общезаводского совета Манфреду Шоху, так и председателю рабочего совета на заводе в Дингольфинге Штефану Шмиду.

Абсурдно утверждение, согласно которому правительственная премия за покупку автомобилей будет использована для сохранения рабочих мест. Прежде всего, такой шаг выгоден тем, кто может позволить себе роскошные автомобили, а также крупным фирмам, которые приобретают служебные автомобили. На самом деле IG Metall добивается миллиардов евро от налогоплательщиков, чтобы набить себе карманы и увеличить дивиденды акционеров, в то же время готовя немецкие корпорации к разрушительной международной торговой войне, происходящей в условиях фактической бойни в отношении рабочих мест в автомобилестроении.

Чтобы защитить рабочие места, автомобильные рабочие должны порвать с профсоюзами и их высокооплачиваемыми заводскими советами, создать независимые комитеты действий, объединить усилия на международном уровне и бороться за социалистическую программу. Необходимо преобразовать всю автомобильную промышленность, — как производителей, так и поставщиков, — в демократически контролируемую общественную собственность, перенаправить миллиарды, выплачиваемые акционерам, на обеспечение рабочих мест и на развитие отрасли в рамках всестороннего, рационального социального планирования в среднесрочной и долгосрочной перспективе.