Санкции США в отношении трубопровода «Северный поток–2» и опасность Третьей мировой войны

Петер Шварц
7 января 2020 г.

Решение Конгресса США ввести санкции против компаний, участвующих в строительстве газопровода «Северный поток–2», подчеркивает наличие резких разногласий между империалистическими державами и реальной опасности мировой войны. В прошлом прекращение поставок энергоресурсов считалось актом войны.

Санкции США привели к тому, что почти завершенный проект стоимостью в 10 миллиардов долларов приостановлен после ухода швейцарской фирмы Allseas, которая использовала принадлежащие ей специализированные суда для прокладки трубопровода. Россия планирует завершить строительство трубопровода, используя свой собственный корабль. Но это судно в настоящее время пришвартовано в тихоокеанском порту и должно быть переоборудовано для ведения новых работ, а это означает, что завершение трубопровода, если оно когда-либо произойдет, будет отложено как минимум на год.

Санкции США нацелены не только на Россию, которая зависит от доходов от экспорта газа, но и на Германию, которая рассматривает трубопровод в качестве стратегического проекта, необходимого для обеспечения своей энергетической безопасности. «Северный поток–2» напрямую соединяет Россию и Германию через Балтийское море.

В прошлом США пытались навязать свою волю другим государствам посредством санкций. Но они направлялись против более слабых государств, таких как Иран или Венесуэла, которых Вашингтон объявлял своим врагом, а не против партнера по НАТО и четвертой по величине экономики в мире после США, Китая и Японии.

Реакция Берлина, которая варьируется от обвинений во вмешательстве во внутренние дела до призывов к ответным мерам, была предсказуемо резко раздражённой.

Но Германия не является невинной жертвой, какой она себя изображает. Германия годами вела линию на перевооружение, чтобы играть на мировой арене роль, соответствующую ее экономической мощи, и защищать свои империалистические интересы независимо от США и, в случае необходимости, против Соединенных Штатов. Немецкий экспорт вооружений достиг в прошлом году нового рекордного уровня.

После поражения во Второй мировой войне германский империализм был вынужден практиковать военное самоограничение. Немецкая правящая элита дважды пыталась насильственно подчинить Европу своему контролю, распространяя при этом смерть и разрушения по всему континенту и совершая исторически беспрецедентные преступления. Но Соединенные Штаты обеспечили выживание Германии, потому что США нуждались в ней в качестве опоры в «холодной войне» с Советским Союзом.

После того как около двух десятков военных преступников были приговорены к смертной казни в ходе Нюрнбергского процесса, Соединенные Штаты приостановили процесс денацификации Германии. Гитлеровские чиновники, судьи, профессора и генералы вернулись на свои посты, а финансовые покровители Гитлера сохранили свои богатства. Даже сегодня богатство некоторых из богатейших семей Германии, например, семейства Квандтов (BMW), а также Шеффлеров, Пиехов и Порше (VW), основано на преступлениях нацистов.

Для правящего класса Германии союз с Вашингтоном был чрезвычайно выгоден. Они могли глобально расширять свое могущество под эгидой США, обеспечивать себе новые рынки и заключать союзы с реакционными режимами, в то время как США выполняли грязную работу по ведению кровавых колониальных войн и организации правых переворотов. Это закончилось 30 лет назад, когда окончание «холодной войны» лишило НАТО своего первоначального смысла. С тех пор трансатлантическая напряженность стала усиливаться.

Военный альянс взял на себя задачу расширения сферы влияния западных держав на Восточную Европу и территорию бывшего Советского Союза, окружения России, а также подготовки и поддержки империалистических войн на Балканах, Ближнем Востоке и в Северной Африке.

В ответ Берлин стремился придерживаться двустороннего подхода. С одной стороны, он рассчитывал на то, что НАТО расширит свое влияние в Восточной Европе и оттеснит Россию дальше на восток. В результате, Германия сыграла одну из ключевых ролей в правом перевороте на Украине в 2014 году, который привел к власти антироссийский режим. Германия также способствовала военной мобилизации НАТО в Прибалтике и Польше. В то же время Берлин пытался поддерживать экономические связи с Россией, поскольку в значительной степени опирается на ее энергоносители.

Это, наряду с усилением конкуренции на мировых рынках, привело Германию к конфликту с Вашингтоном, где, в особенности, демократы настаивают на более конфронтационном подходе с целью изоляции России. Сенатор-демократ Джинн Шейхин, которая является соавтором законопроекта о санкциях в отношении «Северного потока–2», заявила, что это решение «посылает безошибочное двухпартийное послание Конгресса Владимиру Путину о том, что Соединенные Штаты не будут сидеть сложа руки, пока Кремль стремится к дальнейшему распространению своего пагубного влияния». Сенатор-республиканец Тед Круз заявил, что санкции «не позволили Путину использовать миллиарды долларов, которые могли бы быть использованы для подпитывания российской агрессии».

Но конфликт из-за «Северного потока–2» — не единственный между Германией и США. Германия вместе с Францией и Великобританией также отвергла санкции США в отношении Ирана и пыталась их обойти.

Существуют также острые разногласия по поводу политики Китая. Несмотря на значительное давление со стороны Вашингтона, Берлин до сих пор отклонял призывы исключить китайскую компанию Huawei из строительства своей сети 5G. Также существуют разногласия по поводу плана китайского автопроизводителя BAIC инвестировать в компанию Daimler. США стремятся помешать BAIC приобрести 10% акций немецкого автопроизводителя, 10% которого уже принадлежит китайскому автопроизводителю Geely.

В конечном итоге, конфликты между Германией, США и другими крупными державами подтверждают то, что Ленин описывал в своей классической работе Империализм в 1916 году: «… при капитализме немыслимо иное основание для раздела сфер влияния, интересов, колоний и пр., кроме как учет силы участников дележа, силы общеэкономической, финансовой, военной и т.д.» [ПСС, т. 27, с. 417].

Поэтому, по словам Ленина, союзы между империалистическими державами «являются неизбежно лишь “передышками” между войнами. Мирные союзы подготовляют войны и в свою очередь вырастают из войн, обусловливая друг друга, рождая перемену форм мирной и немирной борьбы из одной и той же почвы империалистских связей и взаимоотношений всемирного хозяйства и всемирной политики» [там же, с. 417–418].

Капиталистическая система, движимая торговыми войнами и финансовыми кризисами, борьбой за рынки и сырье, а также растущей социальной напряженностью, вновь стремительно движется к военной катастрофе, которая угрожает самому выживанию человечества.

И, согласно анализу Ленина, растущие национальные трения заставляют подстраиваться под это все нерешительные политические тенденции. В условиях усиливающегося конфликта между Германией и Соединенными Штатами пацифизм, периодически упоминаемый в расплывчатых выражениях социал-демократами, «Зелеными» и Левой партией во время предвыборных митингов, тает быстрее, чем снег под воздействием изменения климата. Столкнувшись с санкциями США, они громче всех высказываются в пользу ответных мер. Председатель парламентской фракции Левой партии Дитмар Барч призвал правительство Германии ни при каких условиях не поддаваться тактике шантажа. Сопредседатель партии «Зеленых» Анналена Бэрбок также обвинила Трампа в тактике шантажа и потребовала контрмер.

Единственной социальной силой, способной предотвратить новую мировую войну, является международный рабочий класс. Он должен объединиться на международном уровне и объединить борьбу против войны с борьбой против ее источника — капиталистической системы. Такова перспектива Международного Комитета Четвертого Интернационала и его секций, Партий Социалистического Равенства.