Забастовочный фонд профсоюза UAW размером 760 млн. долларов: Золотое дно для руководителей «Солидарити-Хаус», но всего 250 долларов в неделю для бастующих рабочих GM

20 сентября 2019 г.

Мощная стачка американских рабочих автомобильной промышленности против General Motors сталкивает в лоб 47 тысяч рабочих с одной из самых прибыльных корпораций мира. Забастовка завоевывает широкую поддержку со стороны рабочих, которые рассматривают забастовщиков как свой передовой отряд в глобальной борьбе против корпоративного господства и социального неравенства.

Борьба такого масштаба требует мобилизации огромных социальных и экономических ресурсов. Точно так же как солдаты в армии должны быть надлежащим образом экипированы для боя, рабочие, участвующие в забастовке — форме классовой войны — должны быть соответствующим образом вооружены.

Но чиновники UAW (United Auto Workers — Объединённый профсоюз рабочих автомобильной промышленности) в своих комфортабельных корпоративных офисах в «Доме Солидарности» (штаб-квартире профсоюза в Детройте), отказываются снабжать рабочих GM поддержкой и ресурсами, необходимыми для победы в этой борьбе.

Во-первых, профсоюз UAW удерживает рабочих компаний Ford и Fiat-Chrysler на работе, тем самым изолируя рабочих GM и сводя к минимуму воздействие забастовки.

Во-вторых, «Солидарити-Хаус» ограничивает оплату за участие в забастовке 250 долларов в неделю — намного ниже прожиточного минимума, необходимого рабочим для покрытия их основных потребностей во время забастовки. Даже эта плата начинается лишь со второй недели забастовки, что усиливает финансовое бремя, которое несут рабочие GM.

Разделенная на 40 часов рабочей недели, забастовочная плата составляет 6,25 долл. США в час, то есть на 3,20 ниже минимальной почасовой заработной платы в штате Мичиган (9,45 долл.).

Финансовые расходы UAW

Причина низкой забастовочной платы не в том, что у UAW не хватает ресурсов для компенсации рабочим. Забастовочный фонд под контролем профсоюза составляет 760 миллионов долларов. Эти деньги аккумулированы из взносов рабочих. Но только часть этой суммы направляется «Солидарити-Хаусом» на нужды бастующих рабочих.

«Минимальная забастовочная плата», выделяемая «Солидарити-Хаусом», ставит бастующих рабочих в затруднительное финансовое положение, которое будет становиться все более отчаянным с каждым днем. Не секрет, что GM рассчитывает на эти экономические трудности, чтобы вынудить рабочих принять еще один договор с уступками с их стороны.

В понедельник, 16 сентября, главная газета Детройта Detroit Free Press с радостью написала: «Что означает сегодня 250 долларов в неделю? Не много. Забастовочная плата UAW ниже национальной черты бедности, ниже минимальной заработной платы Мичигана и даже ниже пособия, которое средний пенсионер получает по программе социального обеспечения Social Security».

Отмечая, что низкая забастовочная плата служит в пользу корпорации, Free Press добавила: «Все эти цифры дают представление о том, насколько непросто для бастующих в General Motors жить на забастовочную плату в размере 250 долларов в неделю».

Но почему UAW отказывается предоставлять рабочим необходимую им поддержку?

UAW утверждает, что является профсоюзом, который защищает интересы десятков тысяч членов, платящих взносы. На самом деле он функционирует как корпорация среднего размера. Основным направлением деятельности компании является предоставление низкооплачиваемой рабочей силы для General Motors, Ford и Fiat-Chrysler, а также контроль над ней. Массовый коррупционный скандал, охвативший организацию, является лишь обнаженным выражением этого факта.

Бенефициаром этого коррумпированного бизнеса является привилегированная группа, насчитывающая примерно 450 чиновничьих руководителей профсоюзов: менеджеров, офисного персонала и множества счастливчиков без какого-либо конкретного участка работы. Их единственная цель, — подобно фигуркам полугангстеров-получиновников из фильмов Мартина Скорсезе, — состоит в том, чтобы обеспечивать «мускулы» профсоюзным боссам, от покровительства которых они зависят.

Документы Департамента труда показывают, что в 2018 году более 450 руководителей UAW получали ставки более 100 тысяч долларов. Невзирая на начавшуюся забастовку, UAW продолжает выплачивать полновесные суммы этой банде халявщиков. Через неделю, когда рабочие получат свою первую забастовочную плату, UAW уже заплатил своим собственным сотрудникам в общей сложности 1,9 миллиона долларов.

Согласно данным, опубликованным Департаментом труда в 2018 году, UAW в год потратил более 72 млн. долл. США на выплату окладов и выплат, связанных с заработками персонала UAW, что эквивалентно 276 483 долл. в день. Это относится и к чиновным лицам, которым в настоящее время предъявлено обвинение в мошенничестве, — им платят от 2 до 3 тысяч долларов в неделю. 30 наиболее высокооплачиваемых сотрудника UAW получили в 2018 году 3,7 млн. долларов — на 54 процента больше, в сравнении с 2,4 млн. долларов в 2017 году.

Большинство этих сотрудников занимают места-синекуры, выполняя фактически ненужные или неопределенные функции. Например, документы Департамента труда показывают, что в список служащих профсоюза UAW входят 258 представителей по обслуживанию, 134 помощника, 83 секретаря, 42 организатора, 27 бухгалтеров и 25 временных сотрудников, большинство из которых зарабатывают более 100 тысяч долларов в год. Что, ради всех святых, делают эти люди?

В декларациях UAW государственным надзорным органам указаны должности 18 машинисток и 10 стенографисток! Кажется, что «Солидарити-Хаус» после 1950-х годов не обновлял свою офисную технику. Какова реальная работа людей, занимающих эти должности и зарплаты которых чуть ниже 100 тысяч долларов в год? Должны ли автомобильные рабочие верить, что президент UAW Гэри Джонс и вице-президент Синди Эстрада диктуют свои электронные письма стенографисткам, которые записывают их жемчужины мудрости, а затем передают свои машинопись машинисткам? А, может быть, Джонс и Эстрада не знают, как отправить смс-сообщение по своим мобильным телефонам?

Согласно недавнему объявлению о вакантном месте сервисного представителя в профячейке UAW Local 2322 в Массачусетсе, это работа состоит из «координации переговоров по контрактам, представляемым членам профсоюза» и требует от представителя «обеспечивать выполнение контрактов, разрешать споры», «обрабатывать жалобы» и «поддерживать регулярное и эффективное общение с рабочими». Однако, как известно рабочим автомобильной отрасли, сервисные представители не выполняют ни одну из этих задач. Зато они в среднем получают от 120 до 140 тысяч долларов в год.

42 «организатора» состоят в основном из бюрократов старше 45 лет, которые зарабатывают от 130 до 140 тысяч долларов. На самом деле они никого и ничто не организуют. UAW сообщил Департаменту труда, что с 2017 по 2018 год профсоюз потерял почти 10 процентов своих членов — его численность сократилась с 430 871 человека в 2017 году до 395 703 человека в 2018 году.

Соотношение оплаты профсоюзного чиновника и входящего в профсоюз рабочего является просто гротескным. Квалифицированный рабочий-специалист получает 75 тысяч долларов; представитель службы UAW получает в два раза больше: 150 тысяч долларов в год. Заведующий в профсоюзном офисе получит в три раза больше, чем зарабатывают автомобильные рабочие с большим стажем, получающие 50 тысяч долларов в год; и в пять раз больше, чем «временные или работающие неполный рабочий день» трудяги, зарабатывающие 30 тысяч долларов (если последние работают круглогодично).

Помимо заработной платы и основных средств UAW дополнительно потратил 25 млн. долл. США на другие «представительские мероприятия». В 2018 году в «представительские мероприятия» было включено 359 815 долл. США в качестве расходов на питание, 1 337 357 долл. США на авиабилеты и 5 395 442 долл. США на отели и курорты.

Кроме того, в 2018 году UAW потратил 30,8 млн. долл. в виде пособий, 23,9 млн. долл. на «общие накладные расходы», 13,8 млн. долл. на «профсоюзную администрацию», 10,4 млн. долл. на «политическую деятельность и лоббирование» и 4,7 млн. долл. на улучшение собственности профсоюза, примером чего является объект «Черное озеро» (курорт для чиновников).

Эти суммы поступают из взносов рабочих. Средний рабочий автомобильной промышленности платит примерно 1200 долларов в год в виде профсоюзных взносов. Это значит, что рабочий за 5 лет заплатит 6 тысяч долларов (что равно 24 неделям забастовочной платы), а за 25 лет 30 тысяч долларов (что равняется забастовочной компенсации за более чем два года).

UAW сообщил, что среднемесячный взнос члена UAW составляет $ 51,65. Это означает, что за четыре года — с начала 2015 года до конца 2019 года — рабочие «Большой тройки» (три американские автомобильные корпорации) внесут более 100 миллионов долларов, в то время как все члены UAW — около 250 миллионов долларов.

UAW использует «забастовочный фонд» для финансирования своего аппарата

Значительная часть взносов рабочих идет на поддержание «забастовочного фонда UAW». В 2001 году забастовочный фонд UAW составлял 1 миллиард долларов. На сегодняшний день в фонде 760 миллионов долларов.

«В принципе», этот фонд предназначен для финансирования забастовок, однако по факту, он используется для финансирования аппарата. У UAW есть огромный забастовочный фонд, но почти нет забастовок, и профсоюз намерен продолжать действовать в том же духе. Так почему же, не проведя ни одной существенной забастовки за более чем 40 лет, забастовочный фонд снизился за последние 18 лет на 240 миллионов долларов? Степень истощения фонда будет еще хуже, если подсчитать, каким был бы забастовочный фонд, если бы его активы были правильно инвестированы.

Дело в том, что «Солидарити-Хаус» использует забастовочный фонд как собственную многомиллионную копилку для карманных расходов своих руководителей.

В 1980 году UAW впервые внес поправки в свой устав, чтобы упростить прямые денежные переводы из забастовочного фонда для оплаты сотрудникам UAW и на других цели. В том году 50 процентов всех прибылей и дивидендов от инвестиций UAW в забастовочном фонде были направлены в другой фонд, созданный руководителями профсоюза для оплаты служащих и другие не связанные с забастовками расходы. В 1989 году эта сумма выросла до 75 процентов, а в 2006 году UAW перешел к полному переводу в свою пользу 100 процентов прибылей и дивидендов от инвестиций в забастовочный фонд.

В течение 1990-х и 2000-х годов UAW перечислил крупные суммы денег из забастовочного фонда, в том числе 50 миллионов долларов в 1995 году, 75 миллионов долларов в 2002 году, 60 миллионов долларов в 2006 году и 160 миллионов долларов в 2010-2013 годах. В прошлом году UAW согласился перевести еще 25 миллионов долларов из забастовочного фонда. В результате UAW теперь тратит значительные суммы денег, полученные из забастовочного фонда, на деятельность, никак не связанную с забастовками.

В 2018 году UAW потратил только 208 970 долларов на выплату пособий участникам забастовок. Для сравнения: UAW потратил 748 239 долларов на покупку офисной мебели — в три с лишним раза больше, чем на поддержку бастующих рабочих.

Потребность в низовых комитетах

У UAW есть конкретная заинтересованность в том, чтобы прикрыть забастовку — не только для защиты своей тайной копилки, но и для сохранения эксплуататорской бизнес-модели UAW.

Сотни чиновников UAW опасаются, что оплата забастовок истощит активы UAW и сократит бесконечный поток денег от рабочих в их собственные карманы. Чиновники UAW надеются использовать организационный аппарат и его ресурсы, чтобы изолировать рабочих и провести концессионный договор, чтобы положить конец забастовке, тем самым сохраняя свои позиции в качестве надсмотрщиков над рабочей силой.

Действуя как штрейкбрехер, UAW выражает сущность профсоюзов в целом. В прошлом году во время устных споров по делу Janus v. AFSCME в Верховном суде США адвокат профсоюза Дэвид Фредерик четко указал, что роль профсоюзов заключается в предотвращении забастовок. Так называемые «агентские вознаграждения» (эквивалент обязательных взносов) являются «компромиссом для обеспечения отсутствия забастовок». Без «профсоюзной безопасности — утверждал он, — вы можете вызвать неисчислимый спектр трудовых волнений по всей стране».

Аргумент Фредерика был ясен: финансовая стабильность профсоюзов крайне важна для предотвращения роста оппозиции рабочего класса в Соединенных Штатах. Они являются промышленной полицией на службе корпораций и государства.

Эту роль играет UAW в нынешней борьбе. И вопрос не в реформе этой организации. UAW укомплектован и обслуживает интересы состоятельных руководителей UAW.

Рабочим нужны их собственные низовые комитеты, которые они могут демократически контролировать. Такие низовые комитеты должны быть основаны на обмене информацией между рабочими, содействии принятию демократических решений среди всех рабочих и обеспечении того, чтобы рабочие могли предпринимать совместные действия на основе решений, которые они сами принимают.

Создание низовых комитетов остро необходимо, чтобы предотвратить поражение забастовки. Рабочие автомобильной промышленности должны получить полный контроль над финансовыми ресурсами, которыми сейчас злоупотребляет «Солидарити-Хаус».

Исход забастовки зависит не только от размера забастовочной платы. Необходима комплексная социальная и политическая стратегия, чтобы мобилизовать всю мощь рабочего класса в Соединенных Штатах и на международном уровне в пользу забастовки. Но, поскольку рабочие автомобильной промышленности борются за расширение забастовки, они должны иметь в своем распоряжении необходимые ресурсы. Следовательно:

· Оплата за забастовку должна быть немедленно повышена до 750 долларов в неделю.

· Базовые раздутые зарплаты всех функционеров UAW должны быть немедленно приостановлены. Весь несущественный персонал должен быть уволен до успешного завершения забастовки. Оставшимся профсоюзным чиновникам нужно платить не больше, чем бастующим рабочим.

Но что еще более важно, — поскольку деньги еще не все, — то, что рабочие должны обладать контролем над политическим направлением забастовки.

В борьбе с General Motors они не просто участвуют в профсоюзной борьбе против генерального директора Мэри Барра и ее совета директоров. Они ведут политическую борьбу против громадной власти банков и Уолл-стрит, поддерживающих GM с помощью миллиардных кредитов для проведения компанией антирабочих мер.

А за банками и биржей стоит капиталистическое государство, от республиканца Дональда Трампа в Белом доме до губернатора-демократа Гретхен Уитмер в штате Мичиган и мэра Детройта Майкла Даггана, а также множества других губернаторов и мэров, готовых мобилизовать вооруженную силу полиции и репрессивные силы федерального правительства против рабочих.

Против корпораций и их профсоюзных партнеров, поддерживаемых капиталистическим правительством на всех уровнях, низовые комитеты будут продвигать интересы всех рабочих автомобильной промышленности и будут широко привлекать рабочих и молодежь во всех странах и во всех отраслях: борьба с корпорациями требует широкого объединенного движения рабочего класса против социального неравенства

Эрик Лондон