Предисловие к турецкому изданию книги Русская революция и незавершенное двадцатое столетие

Дэвид Норт
18 сентября 2019 г.

Когда книга Русская революция и незавершенное двадцатое столетие (The Russian Revolution and the Unfinished Twentieth Century) была впервые опубликована в 2014 году, в политическом дискурсе еще доминировала концепция, согласно которой распад Советского Союза и сталинских режимов в Восточной Европе представлял собой необратимый триумф капитализма. Конечно, к тому моменту настроения буржуазной эйфории и триумфализма начала 1990-х годов уже были существенно подорваны военными поражениями Соединенных Штатов в «войне с террором», экономическим крахом 2008 года и вспышками массовых демонстраций и забастовок, которые привели к падению режима Мубарака в 2011 году. И хотя стало очевидным, что предсказанный Фрэнсисом Фукуямой «конец истории» не осуществился, стратеги буржуазии — особенно те, кто принадлежит к академическому сообществу, — продолжали игнорировать возможность возрождения массового социалистического движения, которое угрожало бы выживанию мирового капитализма.

Но события последних пяти лет нанесли сокрушительный удар по этой самодовольной и ложной перспективе. Мировая капиталистическая система сталкивается с экзистенциальным кризисом. Возобновление интереса к социализму и массовая поддержка этой перспективы — даже в североамериканской цитадели глобального капитализма — теперь публично признаны. Истерическое заявление Дональда Трампа весной 2019 года о том, что социализм никогда не победит в Соединенных Штатах, многими было воспринято как проявление страха, а не уверенности в будущем американского капитализма. Громадные экономические, политические и социальные противоречия, которые привели к войнам и революциям в двадцатом веке, продолжают оставаться, по сути, центральными проблемами двадцать первого века. Конечно, за последние несколько десятилетий люди стали свидетелями необычайных технологических достижений. Но эти события только усилили главные противоречия, приведшие к катастрофам прошлого столетия, а именно: несовместимость чрезвычайно сильно взаимосвязанных процессов в мировой экономике с существующей системой национальных государств; а также конфликт между объективными процессами общественного производства и капиталистическими отношениями собственности, основанными на частной собственности на средства производства. Перспектива, которая вдохновляла Октябрьскую революцию 1917 года, сохраняет свою жгучую актуальность в нынешний исторический период. Глобальный кризис, проистекающий из этих фундаментальных исторических противоречий, может быть разрешен только путем завоевания политической власти мировым пролетариатом.

Дэвид Норт выступает в Мичиганском университете

С учетом исторических истоков современного турецкого государства, его места в современной международной геополитике, а также экономических, политических и социальных противоречий этой огромной и сложной страны, публикация турецкого издания книги Русская революция и незавершенное двадцатое столетие является чрезвычайную своевременной. «Незавершенные» задачи прошлого века продолжают определяющим образом влиять на все аспекты современной политической жизни Турции.

Современная Турецкая республика сама по себе является продуктом международного кризиса, спровоцированного Первой мировой войной. Османская империя, подорванная интенсивным экономическим и геостратегическим давлением империалистических держав, вступила в водоворот мировой войны в 1914 году на стороне Германии и Австрии. Война привела к распаду старого османского режима. Победившие европейские империалистические державы — Великобритания, Франция и Италия, — вторглись в Турцию вместе со своими греческими и армянскими союзниками, намереваясь расчленить страну и низвести ее до положения колонии.

Молодая Советская республика во главе с Лениным и Троцким опубликовала секретные договоры, разоблачившие планы британского, французского и русского империализма по расчленению Османской империи. Это разоблачение также помогло героической борьбе турецкого народа против Лондона и Парижа. Однако помощь, оказанная Турции со стороны Советской России, не смогла стать решающим фактором в определении классового характера государства, основанного Мустафой Кемалем Ататюрком. Новая Турецкая республика была учреждена на капиталистической основе. Но, как и предполагал Троцкий в своей теории перманентной революции, этот буржуазный режим был не в состоянии преодолеть неразрешимые международные и национальные противоречия, с которыми сталкиваются государства с запоздалым капиталистическим развитием в эпоху империализма.

Новой турецкой властью были предприняты отчаянные и репрессивные меры для консолидации буржуазного правления и модернизации страны. Несмотря на все это, те же самые исторические проблемы, которые привели к краху Османской империи, и с которыми проходилось иметь дело государству, созданному Ататюрком, продолжают оставаться неразрешенными. Турецкому государству никогда не удавалось вырваться из замкнутого круга неизбежной зависимости от ведущих империалистических держав и разорительных конфликтов с ними. Оно вынуждено маневрировать между империалистическими державами и поэтому, в конечном итоге, вынуждено выбирать между ограниченным количеством плохих, антидемократических и саморазрушительных альтернатив. Надежды нынешнего турецкого правительства на то, что, установив тесные отношения с Китаем и Россией, оно сможет обеспечить надежный противовес империалистическому давлению Соединенных Штатов и Европы, приведут к новым разочарованиям.

Турецкая буржуазия, преследуемая страхами неустойчивости своего государства, не способна предложить демократическое и прогрессивное решение в ответ на недовольство национальных меньшинств в Турции, прежде всего курдского народа. Но подавление демократических устремлений курдского меньшинства обнажает не только нежизнеспособность существующего капиталистического государства в Турции. Это также демонстрирует историческое банкротство всей системы национальных государств на. Курдский вопрос — в силу того факта, что его решение влияет на судьбу большого числа государств в регионе, — носит, по сути, международный характер. В результате любые усилия по решению этого «национального вопроса» на национальном базисе неизбежно обречены на провал. Это относится не только к политике Ближнем Востоке и в Центральной Азии, проводимой буржуазными государствами в пострадавших от притеснения национальных меньшинств регионах, но и к стратегии различных курдских организаций. Их усилия по достижению самоопределения фатально скомпрометированы их собственными по большей части беспринципными, оппортунистическими и насквозь реакционными сделками с Соединенными Штатами и другими империалистическими державами.

Ликвидация Советского Союза сталинистской бюрократией поставила Ближний Восток и Центральную Азию в центр глобальных контрреволюционных операций правительства США и его европейских империалистических союзников. На протяжении почти трех десятилетий они непрерывно вели в регионе войны и принимали участие во внутренних конфликтах. Человеческие потери, исчисляемые миллионами погибших и раненых, а также десятки миллионов беженцев, изгнанных из своих домов — просто ошеломляют. Ирак, Афганистан, Ливия, Сирия и Йемен глубоко опустошены этими безжалостными империалистическими интервенциями.

Эти строки пишутся в Берлине, спустя ровно восемьдесят лет после того, как нацистская Германия вторглась в Польшу, положив начало Второй мировой империалистической войне двадцатого века. В канун этой мрачной годовщины лидеры крупнейших империалистических держав мира собрались на саммит G7 во французском курортном городе Биарриц, который был окружен и заблокирован небольшой армией полицейского спецназа, направленного туда для подавления протестов. Столкнувшись со множеством экономических, политических и военных проблем, эти буржуазные лидеры даже не пытались договориться и выработать общее заявление. Всем было очевидно, что они стоят у руля социальной системы, которая не функционирует и ведет к экономической и политической катастрофе.

В сентябре 1939 года Троцкий высказался по поводу тех огромных проблем, с которыми столкнулся рабочий класс в эпоху войн и социальных революций. Он писал: «Вопрос стоит, следовательно, так: проложит ли в конце концов объективная историческая необходимость себе дорогу в сознание авангарда рабочего класса, т.е. сложится ли в процессе этой войны и тех глубочайших потрясений, которые из нее должны вырасти, подлинное революционное руководство, способное повести пролетариат на завоевание власти?» [см.: http://iskra-research.org/FI/BO/BO-79.shtml] Это вопрос, на который в двадцать первом веке необходимо дать ответ не только словами, но и делами.

Я надеюсь, что книга Русская революция и незавершенное двадцатое столетие внесет свой вклад в создание секции Международного Комитета Четвертого Интернационала в Турции. Наконец, я хотел бы выразить свою признательность товарищам из турецкой организации «Социалистическое Равенство» (Sosyalist Eşitlik), действующих в политической солидарности с Международным Комитетом, не только за то, что они сделали возможным публикацию этого издания, но и за их решительные усилия по привнесению программы троцкизма — то есть марксизма двадцать первого века — в сознание передовых рабочих и молодежи Турции.

Дэвид Норт
Берлин
1 сентября 2019 года