Российские рабочие компании «Форд», преданные профсоюзом, оставлены без работы со скудной компенсацией

Клара Вайс
24 июля 2019 г.

20 июня завод Ford во Всеволожске, неподалеку от Санкт-Петербурга, фактически прекратил производство. Всего 50 из примерно 1000 рабочих останутся на заводе до декабря этого года, чтобы завершить процедуру закрытия предприятия. Согласно сообщениям прессы, «Форд» закрыл в начале июня два других завода в России: один в Набережных Челнах, в Татарстане; а другой в Елабуге.

Закрытия предприятий являются частью нападения на работников автомобильной промышленности по всему миру. Идут массовые увольнения в корпорациях Ford и GM в Америке и Европе (см.: «Ford объявляет об увольнении 12 тысяч рабочих на пяти заводах по всей Европе»).

В своей борьбе рабочие сталкиваются не только с транснациональными компаниями, но и с профсоюзами, которые душат сопротивление рабочих. Это было наглядно продемонстрировано во время закрытия российских заводов.

Межрегиональный профсоюз работников автотранспорта (МПРА) сыграл центральную роль в том, что корпорация Ford сумела закрыть эти заводы без организованного противодействия со стороны рабочих. Почти 1000 рабочих были вынуждены подписать соглашения о «добровольном увольнении» и получили жалкие пакеты пособий. В настоящее время рабочим угрожает перспектива социальной нищеты и долгосрочной безработицы в условиях растущего экономического кризиса.

С самого начала профсоюз делал все возможное, чтобы держать рабочих в неведении относительно планов компании (см.: «Независимый профсоюз способствует закрытию завода «Форд» в России»). Первое извещение появилось лишь 15 февраля 2019 года, более чем через месяц после сообщений в прессе о предстоящем закрытии. МПРА ясно дал понять, что ничего не будет делать для защиты рабочих мест. В середине марта профсоюзные чиновники неожиданно объявили, что будут бороться за компенсацию в размере 2 миллионов рублей (31 733 долл. США) на одного рабочего, то есть заработную плату за два года, и готовятся проводить «забастовки и голодовки, чтобы добиться выполнения этих требований».

Но это было лишь пиаром для отвода глаз и закулисного сговора с «Фордом» при закрытии завода. За исключением небольшой демонстрации в апреле, в которой приняли участие в основном псевдо-левые и сталинистские группы, профсоюз хранил молчание. Местные журналисты были единственным источником информации. Однако за кулисами чиновники МПРА вели переговоры с владельцами о предательстве рабочих и их увольнении на условиях, продиктованных «Фордом».

В мае компания Ford Sollers, совместное предприятие Ford и российского автопроизводителя Sollers, похвалялась тем, что 97 процентов рабочих согласились подписать соглашения о «добровольном увольнении». Вместо 2 миллионов рублей, о которых трубил раньше профсоюз, рабочие получали от 300 тысяч (4 759 долларов) до 700 тысяч рублей (11 106 долларов).

Рабочие неохотно соглашались на это, объясняя, что профсоюз не оставил им выбора. Один человек, работавший на заводе с 2001 года, сказал: «Я согласился. Мне надо на что-то жить, и лучше взять, что дают. Большинство из нас ждёт мрачное будущее». Он предупредил, что многие уволенные рабочие будут внесены в черный список. «На работу брать не хотят, как только слышат, что с “Форда”. Считают, видимо, что мы свободолюбивые».

Другой заметил, что рабочие «Форда» давно не получали свою полноценную заработную плату, потому что завод долгое время не работал на полную мощность. Они часто получали не более 20-25 тысяч рублей (317-396 долларов) в месяц, хотя официальная заработная плата на заводе должна в среднем равняться от 55 до 58 тысяч (873-920 долларов). «Люди уже забыли, что такое полноценная зарплата. Это сыграло свою роль», — сказал он.

Согласно местным новостям, 32 работника отказались подписать соглашение об уходе. Одна газета сообщила, что в наказание их заперли в столовой, и они получат только две трети своей заработной платы. В В том же сообщении отмечалось, что эти рабочие будут работать до конца августа, хотя большая часть рабочей силы (около 730 человек) будет уволена в июне. Другие забрали свои пакеты компенсаций и ушли по домам в мае.

МПРА не опубликовал ни одного сообщения о закрытии завода. Однако профсоюз дал понять, что надеется получить «место за столом» переговоров о потенциальной сделке с новым владельцем. В прессе есть сообщения, что городское правительство уже ведет переговоры с автомобильными компаниями, и некоторые слухи указывают на то, что завод купит компания Hyuandai. Цель этого заявления в том, чтобы обеспечить «кусок пирога» тем же профсоюзным чиновникам, которые служили интересам «Форда».

В осуществлении этого предательства МПРА поддерживали сталинисты и различные «левые» организации среднего класса. Паблоистская группа РСД (Российское социалистическое движение), которая годами поддерживает тесные связи с председателем МПРА Алексеем Этмановым, не опубликовала ни одной статьи об увольнениях.

«РОТ-Фронт», сталинистская организация, которая поддерживает тесные связи с ОКП Дарьи Митиной и которая была основана при участии председателя МПРА Алексея Этманова, поддержал линию МПРА в отношении увольнений. После почти трехмесячного молчания «РОТ-Фронт» в июле перепечатал информацию о закрытии завода и признал, что рабочие потерпели поражение, цинично добавив: «Негативный опыт — это тоже опыт».

Роль МПРА в ликвидации Всеволожского завода Ford несет с собой важные уроки для рабочих в России и за рубежом. Причина предательство МПРА — не просто «плохие лидеры». В условиях глобализации производства профсоюзы во всем мире превратились в организации, выражающие интересы компаний и государств и стремящиеся подавить оппозицию рабочего класса и привлечь инвестиции капитала.

МПРА была основана в 2006 году во Всеволожске, и «левые» рекламировали его как образец боевого профсоюза. В то время рабочие уже глубоко презирали официальный профсоюз ФНПР (Федерация независимых профсоюзов России). ФНПР, выросшую из официальных советских профсоюзов, ненавидели из-за ее роли в реставрации капитализма и деятельности от имени правительства и компаний.

Однако вопреки утверждениям паблоистов, таких как Российское социалистическое движение, МПРА не была организацией, представляющей левые чаяния рабочих. МПРА был создан с целью предотвратить развитие серьезной борьбы против доминирования ФНПР и развития политически независимого движения рабочего класса.

МПРА представляет интересы не рабочих, а тонкого слоя бюрократов и карьеристов среднего класса, многие из которых политически активны в сталинистских, либеральных и псевдо-левых организациях. После своего создания он сразу же вступил в Конфедерацию труда России (КТР), которая с 1990-х годов конкурирует с ФНПР за доступ к столам переговоров с правительством и компаниями.

Путь вперед для рабочих лежит в направлении разрыва с прокапиталистическими профсоюзами и националистическими псевдо-левыми и сталинистскими организациями, которые их прикрывают. Этот разрыв должен быть основан на политическом понимании необходимости глобально интегрированной стратегии рабочего класса против транснациональных корпораций, таких как «Форд», и борьбе за международную социалистическую программу.