Российские медики протестуют против низких зарплат и плохой укомплектованности кадров

Андреа Питерс
5 июня 2019 г.

Работники службы скорой медицинской помощи в Пензенской области, в нескольких сотнях километров к юго-востоку от Москвы, в конце мая устроили «итальянскую забастовку» [со строгим соблюдением должностных обязанностей] из-за низкой заработной платы и тяжелых условий труда. Трудовой протест в области с населением 1,3 миллиона человек отражает растущее возмущение по всей стране, вызванное продолжающейся «оптимизацией здравоохранения», которое ведет к закрытию больниц и поликлиник, сокращению заработной платы и увеличению нагрузки на и без того уже перегруженных работников медицинской сферы.

Медработники пензенской областной станции скорой помощи отказываются работать до тех пор, пока их бригады не будут полностью укомплектованы. Медсестры-анестезиологи отказываются исполнять свои обязанности, если к ним не прикреплен соответствующий закону врач. Водители отказываются управлять неисправными машинами скорой помощи. 138 сотрудников службы потребовали повышения заработной платы и увеличения числа бригад скорой помощи, что позволило бы каждой бригаде приезжать к больному в течение 20 минут после вызова, как того требует федеральное законодательство.

Профсоюзные лидеры быстро попытались отменить акцию, объявив, что они достигли соглашения с местными чиновниками о создании совместной комиссии для решения «экономических» и «технических» вопросов, поднятых работниками. Представители профсоюза заявили, что «готовы к диалогу», но ни одно из требований медработников не выполнено.

Протест со стороны медицинских работников Пензы проходит на фоне аналогичных действий в других регионах. В конце апреля медсестры в Кемеровской области объявили забастовку из-за массовых сокращений в региональной системе здравоохранения. Эти сокращения должны залатать дыру в бюджете размером в 1,7 миллиарда рублей (26 миллионов долларов США). Губернатор области объявил акцию недопустимым шагом, «позорящим честь региона».

В начале марта медицинские работники отделения неотложной помощи в Московской области организовали похожую «итальянскую» забастовку из-за низкой заработной платы, малой численности персонала и тяготами, вызванными закрытием медицинских учреждений в районах области. В середине марта 500 демонстрантов протестовали против похожих условий в Окуловке, городе с населением в 10 тысяч человек, расположенном на полпути между Москвой и Санкт-Петербургом.

По всей стране врачи-бюджетники бросают профессию из-за ужасно низких зарплат и невозможных условий труда — в клиниках не хватает основных лекарств и оборудования, и медицинский персонал не может лечить больных или вынужден применять примитивные методы. Как и везде в мире те, у кого есть деньги, все чаще обращаются в частные клиники, что ведет к огромному неравенству в качестве предоставляемых медицинских услуг. Для обычных семей, если нужна срочная медицинская помощь, и они вынуждены обращаться за помощью к частной медицине, на них ложится непосильное финансовое бремя.

Ухудшение состояния государственной системы здравоохранения в России связано с планами правительства Путина по ее «оптимизации». И без того плачевное состояние медицинских служб подвергается новым атакам. В частности, в регионах, где численность населения падает, экономика стагнирует, а возможностей для трудоустройства мало, правительство приняло решение о консолидации медицинских учреждений, увольнении персонала, ликвидации клиник, закрытии специализированных отделений и значительном увеличении нагрузки на тех, кто остается работать.

Все это делается якобы во имя более рационального использования ресурсов. На деле происходит сокращение расходов путем ухудшения для миллионов людей доступа к медицинской помощи. Подобно изменениям в системе здравоохранения, проведенных в Соединенных Штатах в годы президентства Обамы, так называемые реформы правительства Путина в подавляющем большинстве являются регрессивными.

3 апреля в интервью информационному агентству Regnum Екатерина Негода, медицинский работник из Калуги, отметила, что «оптимизация» ведет к повышению уровня смертности. По ее словам, реформа регионального здравоохранения 2018 года привела к тому, что только в Калуге впервые за последние три года число умерших превысило количество родившихся на 13%.

Атака на систему государственного здравоохранения также связана с повышением пенсионного возраста. Установленный сейчас возраст означает, что значительная часть населения умрет до выхода на пенсию. Массовые протесты против изменений в пенсионном законодательстве проходили в течение 2018 года и стали еще одним признаком растущей непопулярности правительства Путина.

Как и в случае с пенсионными протестами, правые силы в России пытаются использовать негодование населения по поводу «реформы» здравоохранения в своих интересах. Алексей Навальный, поддерживаемый США либеральный противник Путина, является ключевой фигурой недавно созданного «Альянса врачей», формально независимого профсоюза, целью которого является организация демонстраций против жалкого состояния медицинской системы.

Навальный — ярый сторонник политики «свободного» рынка и тотального подчинения общества интересам крупного бизнеса. Хотя он и выступает в роли крестоносца, борющегося против коррумпированного Кремля, его оппозиция правительству Путина неразрывно связана с его поддержкой американского империализма и той части российской олигархии, которая предпочитает эксплуатировать население в качестве младшего партнера Вашингтона. Правительство Навального, приди он к власти, продолжит и усилит все атаки на рабочий класс России, которые продолжаются уже три десятка лет.

Чтобы вести борьбу по защите государственной системы здравоохранения, российские медицинские работники должны решительно отвергнуть все усилия Навального и других политических сил, стремящихся канализировать социальный протест в русло капиталистической правой политики. Подлинными союзниками российского рабочего класса в его борьбе по защите системы здравоохранения являются рабочие всего мира — в Соединенных Штатах, Великобритании, Гондурасе, Боливии, Новой Зеландии, Шри-Ланке, Ирландии, Португалии и других странах, — которые борются за те же самые социальные права.