1968: Всеобщая забастовка и восстание студентов во Франции

Часть 8: Центристская линия OCI (4)

Петер Шварц
12 июля 2018 г.

Данная серия статей, состоящая из восьми частей, была впервые опубликована Мировым Социалистическом Веб Сайтом в мае-июне 2008 года в связи с 40-й годовщиной всеобщей забастовки во Франции. На русском языке она появилась в январе-марте 2009 года. Мы воспроизводим эту серию без изменений, но с новым введением, учитывающим произошедшие с того времени события. Часть 1, опубликованная 1 июня, описывает восстание студентов и всеобщую забастовку до момента ее наивысшего подъема в конце мая. Часть 2, опубликованная 5 июня, рассматривает вопрос о том, как Компартия Франции (ФКП) и контролируемый ею профсоюз ВКТ помогли президенту Шарлю де Голлю удержать ситуацию под контролем. Часть 3, опубликованная 6 июня, и часть 4, опубликованная 8 июня, рассматривают роль, сыгранную паблоистами. Четыре заключительные части посвящены исследованию роли, сыгранной Организацией Коммунистов-Интернационалистов (OCI) Пьера Ламбера, включая часть 5, опубликованную 17 июня, часть 6, опубликованную 25 июня, часть 7, опубликованную 4 июля, и часть 8, следующую ниже.

Политическое прошлое Пьера Ламбера

В результате неспособности Социалистической Рабочей Лиги (СРЛ) Британии проанализировать политическое перерождение французской OCI (ОКИ) вся эта история оставалась малоизвестной в течение многих лет. Политическое развитие ОКИ, внутренние дискуссии и прошлое ее вождей оставались в тени.

Однако в течение последних 15 лет во Франции появилась масса работ — воспоминаний, исторических сочинений различного качества, серьезных академических исследований, — которые описывают историю троцкистского движения. Основной причиной растущего интереса к этой теме стало избрание на пост премьер-министра в 1997 году Лионеля Жоспена, бывшего члена ОКИ, а также заметные успехи на выборах таких фигур, именующих себя троцкистами, как Арлетт Лагийе и Оливье Безансено.

В сентябре 2006 года Жан Хенцген (Jean Hentzgen) представил магистерскую диссертацию, представляющую собой детальное исследование ранней истории ОКИ, факультету истории Парижского университета, которым руководит Мишель Дрейфус (Michel Dreyfus), автор книги Histoire de la CGT и историк новейшего французского рабочего движения [36].

На основе обширных исследований в архивах, интервью со свидетелями и изучения уже изданных работах автор описывает историю фракции большинства в PCI (предшественнице ОКИ) между 1952 и 1955 годами. Мишель Пабло исключил большинство французской секции из Четвёртого Интернационала по причине того, что оно сопротивлялось его политике «энтризма sui generis», то есть вхождения в Компартию ценой роспуска PCI как самостоятельной организации. В 1953 году это большинство PCI было среди тех организаций, которые основали Международный Комитет Четвёртого Интернационала. После 1965 года они переименовали себя в ОКИ.

Диссертация Хенцгена показывает, что во фракции большинства PCI с самого начала присутствовали два течения. Первое, под руководством Пьера Ламбера, выражало синдикалистские настроения. Оно концентрировало свое внимание на работе в профсоюзах, а позднее — еще и в социал-демократических кругах. Второе, под руководством Марселя Блайбтроя (Marcel Bleibtreu), подчеркивало необходимость выяснения разногласий с Компартией.

Конфликт между этими двумя течениями рос и ужесточался. В марте 1953 года Ламбер сменил Блайбтроя на посту руководителя PCI. Через два года Блайбтрой и его ближайшие сторонники были исключены из партии, несмотря на протесты Международного Комитета. Обе фракции демонстрировали заметную политическую слабость, и многие из сложных вопросов, связанных с борьбой против паблоистского ревизионизма, так и не были никогда по-настоящему прояснены во французской секции.

Блайбтрой, выступавший под партийным псевдонимом Фавр (Favre), был первым, кто выступил против ревизионистских тезисов Пабло на собрании Международного исполнительного комитета Четвёртого Интернационала в ноябре 1950 года. Назвав свою работу «Куда идет Пабло?», он подверг тезисы последнего резкой политической и теоретической критике [37]. Этот документ был опубликован в июне 1951 года и существенным образом повлиял на политическую ориентацию большинства французской секции.

Блайбтрой, наиболее значимый из лидеров этого течения, родился в 1918 году. В 1934 году он вступил в группу французских троцкистов, когда они работали внутри социал-демократической SFIO. После войны Блайбтрой редактировал партийную газету La verite (Правда) и был избран на пост политического секретаря PCI. Он был врачом по образованию и умер в 2001 году.

Пьер Ламбер (1920-2008) вступил в группу Раймона Молинье и Пьера Франка в 1937 году, когда оппортунистическая позиция этой группы резко отличалась как от позиции Троцкого, так и от официальной линии французской секции Левой оппозиции. Во время войны Ламбер активно работал в подпольных профсоюзах, а после воссоединения всех французских троцкистов в 1944 году руководил их работой в профсоюзах. После некоторого первоначального колебания он поддержал антипаблоистское большинство в партии. Одной из наиболее важных причин, убедивших Ламбера поддержать антипаблоистское большинство, было, по-видимому, то соображение, что паблоистская политика «энтризма sui generis» угрожала подорвать профсоюзную работу PCI. В рамках этой работы многие молодые товарищи на предприятиях отважно сопротивлялись сталинистам.

Многие особенности более поздней политики Ламбера в зародыше присутствовали еще до раскола с паблоистами. Мы уже отмечали, что в 1947 году он выдвинул для одобрения PCI резолюцию, которая настаивала на полной независимости профсоюзов от политических партий. С 1950 по 1952 год Ламбер принимал участие в публикации профсоюзной газеты L'Unite (Единство), редакционная коллегия которой объединяла профсоюзных активистов различных политических группировок. Кроме троцкистов в редакции газеты участвовали также анархисты и реформисты, включая и открытых антикоммунистов. Некоторые из них всю жизнь оставались близкими друзьями Ламбера, например, анархист Александр Эбер, который с 1947 по 1992 год работал секретарем профсоюза Force Ouvriere в департаменте Атлантическая Луара.

В июле 1952 года PCI провела свой восьмой съезд, на котором впервые большинство и паблоистское меньшинство проводили свои заседания отдельно. В центре внимания заседаний большинства стояла борьба против паблоистов, по поводу чего между Блайбтроем и Ламбером разногласий не было. Они также соглашались в том, что PCI не должна соглашаться с исключением из Четвёртого Интернационала, а должна оставаться внутри движения и бороться за изменение курса и за свое принятие обратно.

Но напряжение по поводу политических вопросов все же нарастало. Хотя Блайбтрой отверг политику Пабло по растворению целых секций в коммунистических партиях, он считал необходимым создать внутри Коммунистической партии тайную фракцию специально отобранных товарищей. Ламбер, напротив, считал, что организация была слишком слабой для такой работы, и пытался сконцентрировать все силы партии на работе внутри профсоюзов.

Эти разногласия еще более усилились в течение последующих месяцев. На заседании центрального комитета партии в декабре 1952 года Блайбтрой выступил с политическим докладом; Ламбер доложил о профсоюзной работе. Хенцген следующим образом описывает эти противостоящие друг другу мнения:

Согласно Блайбтрою, «PCI должна связать публичную активность партии с работой тайной фракции [внутри Компартии] и поддержать создание [там] левой оппозиции. Революционная партия будет построена на основе этой левой оппозиции».

Согласно Ламберу, «первая задача революционеров состоит в воссоздании резко ослабленных профсоюзных организаций: во-первых, ВКТ, но также и FO. Активная профсоюзная работа позволит троцкистам внедриться в массы и укорениться в них. Эффективностью своих лозунгов и инициируемыми действиями троцкисты смогут мобилизовать рабочих, постепенно принимая на себя руководство» [38].

Обе позиции были угрожающе близки к мнениям паблоистов, которые утверждали, что революционная партия вырастет не из существующих кадров Четвёртого Интернационала, а из левой фракции внутри сталинистских или реформистских организаций, оказавшейся под влиянием троцкистов.

Надежды Блайбтроя на развитие левой оппозиции внутри французской Компартии нашли свое наиболее явное выражение в его союзе с Андре Марти. Этот ветеран сталинизма, прославившийся своим участием в восстании на французском военном корабле возле Одессы в 1919 году, с 1935 по 1943 год являлся секретарем Коммунистического Интернационала и был организатором интернациональных бригад в годы Гражданской войны в Испании. В 1952 году он попал в немилость и был исключен из ФКП. Хотя жестокие действия Андре Марти против левых оппозиционеров в Испании заслужили ему печальную славу «мясника из Альбасете», и, несмотря на то, что не было никакого повода полагать, что он каким-либо образом изменил отношение к своему сталинистскому прошлому, Блайбтрой рассматривал Марти в качестве вождя левой оппозиции.

Блайбтрой лично встретился с Марти, который изъявил желание сотрудничать, но Марти также встречался и с паблоистами. Большинство PCI инициировало агитационную кампанию в защиту Марти и организовало с этой целью Comites de redressement communiste (Комитеты коммунистической реорганизации), которые предположительно должны были стать левой оппозицией, противопоставленной сталинистскому руководству. В январе 1953 года газета La Verite обратилась к Марти со словами: «Иди вперёд, и ты сначала станешь руководителем, а затем организатором революционных пролетариев страны!» [39]

В течение примерно трех лет Блайбтрой продолжал заискивать перед Марти, сталкиваясь с большим недовольством внутри PCI. Блайбтрой заслужил репутацию проводника линии «паблоизма без Пабло», сильно подорвавшей его авторитет. В марте 1953 года он оказался в меньшинстве в центральном комитете, и Ламбер перехватил руководство партией.

В то время, когда Блайбтрой поддерживал контакты с Андре Марти, Ламбер питал большие надежды в отношении другого лидера французской Компартии, Бенуа Фрашона (Benoit Frachon), вождя профсоюзной федерации ВКТ.

В 1951 и 1953 годах Фрашон выступал с призывом объединить действия всех профсоюзов и этим завоевал поддержку со стороны Ламбера. Хотя между Фрашоном и другими вождями ФКП существовал ряд разногласий, они никогда не доходили до крайней степени. Скорее, сам поворот ВКТ к «единству в действии» был связан с тем, что ФКП обдумывала возможность войти в правительство и поэтому пыталась найти точки соприкосновения с реформистскими партиями.

В 1954 году ФКП поддержала коалиционное правительство Соцпартии, партии Радикал-социалистов и левых голлистов под руководством Пьера Мендес-Франса. Ламбер, однако, утверждал, что аппарат ВКТ, в отличие от ФКП, был связан с массами.

Призывы к единству стояли в центре всей работы PCI в профсоюзах. Начиная с 1953 года, партия призывала к созданию «Союзов за профсоюзное единство в действии», стремясь собрать вместе представителей различных профорганизаций на местном и национальном уровне. Члены партии в профсоюзах получили инструкции увязывать все проблемы профсоюзной жизни с лозунгом «Национальные союзы за профсоюзное единство в действии».

PCI по большей части некритически относилась к вождям профсоюзов. В марте 1954 года она организовала национальную конференцию, которая вращалась вокруг идеи «демократического единства», а не программы партии. Участие в ней Жоржа Фришмана (Georges Frischmann), генерального секретаря профсоюза почтовых служащих и высокопоставленного функционера ВКТ, воспринималось как доказательство большого успеха. По окончании конференции «Постоянный комитет Союза» послал в различные профсоюзные штаб-квартиры, включая также и ВКТ, делегацию, включавшую трех троцкистов.

Наконец, Ламбер лично встретился с лидером ВКТ Фрашоном и, по утверждению Ламбера, был вновь принят в профсоюз, из которого его ранее исключили. Фрашон был убежден, что кампания PCI за профсоюзное единство не угрожает авторитету бюрократии.

16 ноября 1953 года американская Социалистическая рабочая партия опубликовала «Открытое письмо», которое призывало порвать с паблоистами и создать Международный Комитет. Этот документ был с восторгом встречен со стороны PCI. Международная изоляция этой партии окончилась.

Газета La Verite вышла с огромной шапкой: «Троцкизм победит, воззвание американских троцкистов против ликвидаторов Четвёртого [Интернационала]». 23 ноября PCI организовала первое собрание Международного Комитета в Париже. Блайбтрой, хотя и не был уже секретарем партии, представлял PCI в Международном Комитете, а Жерар Блох (Gerard Bloch) занял пост секретаря МК. Несмотря на эти перемены, разногласия внутри PCI продолжали накаляться.

Вскоре появились новые затруднения. После смерти Сталина и подавления восстания в Восточной Германии в июне 1953 года возникли различные оценки характера сталинистских партий. Сторонники Блайбтроя предлагали критически поддержать предположительно левые слои бюрократии, а большинство партии вокруг Ламбера и Блоха отвергало это предложение, призывая к рабочему восстанию, наподобие того, которое произошло в Восточном Берлине.

Обнаружились также разногласия в отношении национально-освободительных движений. Ламбер, аналогично паблоистам, призывал к их безусловной поддержке, а тенденция Блайбтроя настаивала на том, что поддержку надо совмещать с дружелюбной критикой.

Начиная с мая 1952 года, PCI стала поддерживать близкие политические и личные отношения с Мессали Хаджем (Messali Hadj), лидером алжирского освободительного движения MTLD (Mouvement pour le Triomphe des Libertés Démocratiques) и MNA (Mouvement national Algérien). Члены PCI заботились о его детях. MTLD пользовалось поддержкой со стороны многих алжирских рабочих во Франции, некоторые из них работали рука об руку с PCI в рядах ВКТ. Хадж тем не менее оставался буржуазным националистом.

Когда в 1954 году началась алжирская война за независимость, PCI в центр своей работы поставила поддержку MNA, которую Ламбер в течение некоторого времени называл революционной пролетарской партией. PCI взяла на себя задачу материального снабжения этого движения и принимала участие в его подпольной работе. Фракция Блайбтроя критиковала такую работу и обвиняла руководство партии в проявлении «сервильного оппортунизма в отношении MTLD и ее недостатков» [40].

В Алжире MNA было заменено Фронтом национального освобождения (ФНО — FLN), который возник в результате раскола внутри подпольной вооруженной организации MTLD и почти не имел связей с рабочим классом. ФНО держался поддержкой египетского правительства Гамаля Абдель Насера, который предоставлял движению оружие; это движение также применяло жестокие меры против своих политических противников. В ответ на свою растущую изоляцию Хадж повернул вправо. Летом 1958 года его сторонники провели переговоры с французским правительством, после чего PCI порвала с ним отношения.

Фракционные разногласия внутри PCI в течение 1954 года становились все более обостренными. Международный Комитет, прежде всего его британская секция, безрезультатно пытался разрядить обстановку и добиться сотрудничества между обоими крыльями. В конце концов, Блайбтрой и двое его сторонников, Мишель Лекуэнн (Michel Lequenne) и Люсьен Фонтанель (Lucien Fontanel), были исключены из партии под предлогом нарушения дисциплины: они были вызваны в полицейский участок, и, вопреки указанию политбюро, явились туда по повестке. Прибыв в полицию, все трое отказались давать показания, как требовалось согласно существующим в партии правилам. Однако политбюро требовало от них вообще проигнорировать повестку в полицию, поскольку приход туда мог привести к их аресту.

В заявлении от 21 мая 1955 года Международный Комитет выразил свое негодование по поводу исключения Блайбтроя, Лекуэнна и Фонтанеля, а также потребовал восстановления их в партии и в ее руководящих органах. Тщетно. Центральный комитет PCI отверг все требования Международного Комитета.

Тенденция Ламбера теперь доминировала в PCI, которая с этого времени перестала играть сколько-нибудь значимую роль в работе Международного Комитета. В 1963 году, когда американская СРП вышла из Международного Комитета и воссоединилась с паблоистами из Объединенного Секретариата, французская секция осталась в МК. Тем не менее все важные документы против этого воссоединения были написаны британской секцией.

Во Франции PCI целиком посвятила себя работе на заводах и фабриках и в течение многих лет сохраняла комфортное разделение труда с оппортунистами из Voix Ouvriere. Это закончилось лишь в 1966 году после конфликта по этому поводу на Третьем Мировом конгрессе Международного Комитета. Начиная с 1959 года, обе эти организации совместно печатали и распространяли листовки у заводских ворот. Вождь Voix Ouvriere Арди (Hardy), будучи продавцом медицинских товаров, владел личной машиной, на которой часто возил Ламбера с собой во время общих поездок.

Блайбтрой и Лекуэнн после исключения из PCI тоже сдвинулись вправо. Они примкнули к движению «новых левых», где они сформировали собственную фракцию и приняли участие в основании Partie socialiste unifie (Объединенной социалистической партии — ОСП), расплывчатого левого движения, из которого впоследствии вышли многие функционеры и министры французского правительства. В 1968 году ОСП под руководством Мишеля Рокара контролировала студенческую федерацию UNEF.

В течение некоторого времени Блайбтрой был членом политического комитета ОСП и даже занимал пост генерального секретаря этой партии до своего ухода из нее в 1964 году. Затем он активно участвовал в ряде политических инициатив: за мир во Вьетнаме, против детской нищеты; в 1990-е годы он выступал против эмбарго в отношении Ирака. Лекуэнн в 1963 году уехал в Алжир и поддержал возникший там национальный режим, присоединился к паблоистам и стал членом Объединенного Секретариата. Между 1974 и 1995 годами он работал в газете Liberation. Умер Лекуэнн в 2006 году.

Центризм ОКИ, так явно выразившийся в 1968 году, имел долгую предысторию. В конечном итоге, он стал результатом того, что французская секция отказалась вести принципиальную борьбу против паблоистского ревизионизма.

Конец

Примечания:

[36] Jean Hentzgen, “Agir au sein de la classe. Les trotskystes français majoritaires de 1952 à 1955 [http://www.luttedeclasse.org/construction/pci306.pdf],” Université de Paris I, Septembre 2006.

[37] “‘Where is Pablo Going?’ by Bleibtreu (Favre), June 1951” in Trotskyism versus Revisionism, vol. 1, London, 1974.

[38] Hentzgen, op. cit., p. 57.

[39] Quoted in ibid. p. 60.

[40] Quoted in ibid. p. 148.