Тысячи людей собрались, чтобы отметить первую годовщину пожара в Гренфелл-тауэр

Роберт Стивенс
20 июня 2018 г.

Тысячи людей в Лондоне и других городах Великобритании приняли участие в различных мероприятиях, посвященных первой годовщине пожара в Гренфелл-тауэр 14 июня 2017 года.

В районе Ланкастер-Уэст в западном Лондоне люди начали собираться еще до рассвета, — как раз в то время, когда начался пожар, — чтобы почтить память 72 погибших и тех, кто остался в живых. Остов выгоревшего здания, прикрытый белым саваном, был освещен зеленым светом, ставшим символическим цветом трагедии.

В полдень по всей стране было проведено 72-секундное молчание в память о погибших.

Настроение многих англичан нашло свое выражение в размещенном в «Твиттере» видео, которое было показано телеканалом Sky News. В нем водитель метро ненадолго остановил свой поезд на мосту у станции «Лэтимер-роуд» на расстоянии нескольких метров от здания, вышел из своей кабины и помахал зеленым флагом сотням горожан, собравшимся внизу. Слышен его возглас поддержки в сторону толпы и ответные приветствия собравшихся людей. Видео с этим эпизодом было просмотрено в «Твиттере» более 1,3 миллиона раз.

Водитель метро останавливает своей поезд, чтобы приветствовать участников марша в память жертв Гренфелла

В тот же день вечером до десяти тысяч человек собрались на ежемесячный «Марш тишины» возле «Стены правды», сооруженной неподалеку от здания Гренфелл-тауэр местными жителями, борющимися за справедливость в отношении жертв пожара. Затем демонстрация направилась в Парк Св. Марка в Кенсингтоне.

К 7 часам вечера район «Стены правды» и главная улица района были полны людей, — здесь собрались жители разных уголков Лондона и приезжие из провинции. Многие стояли рядом с другими жилыми зданиями, прилегающими к Гренфелл-тауэр, ожидая присоединиться к демонстрации или чтобы просто понаблюдать на ней. Большинство собравшихся одели на себя что-то зеленое. Многие принесли цветы или зажгли свечи в память о погибших.

Люди, собравшиеся у жилого муниципального здания неподалеку от Гренфелл-тауэр

Различные места в непосредственной близости от сгоревшей высотки в течение года были преобразованы в мемориальные уголки. Участники демонстрации останавливались перед ними в ходе своего движения. Демонстранты несли плакаты: «Справедливость для Гренфелла: Мы требуем правды». Один человек нес транспарант с надписью: «Вспомни их имена: Справедливость для Гренфелла». Под надписью были указаны имена всех погибших и их возраст.

Некоторые из участников марша рассматривают плакаты в память о жертвах Гренфелла

Одновременно «марши тишины» и пикеты памяти прошли в других городах Великобритании, в том числе в Бирмингеме, Шеффилде, Брэдфорде, Бристоле, Ливерпуле, Солфорде, Болтоне, Глазго, Эдинбурге и Данди. В выходные дни были проведены дополнительные мемориальные мероприятия.

Подобный отклик свидетельствует об огромной симпатии и солидарности рабочих и молодежи всей страны по отношению к жертвам Гренфелла. Слишком многие рабочие живут в аналогичных потенциально смертельных условиях, — в многоэтажных зданиях, покрытых той же огнеопасной облицовкой, что и Гренфелл.

Массовое возмущение вызвал отказ правительства тори и районных администраций Кенсингтона и Челси оказать помощь местной пострадавшей от пожара общине. Осознавая опасность таких настроений, власти решили осветить зеленым светом официальную резиденцию премьер-министра на Даунинг-стрит, а также другие правительственные здания.

Это — те самые политики и структуры, чья политика дерегулирования и резкого сокращения бюджета, как общенационального, так и на региональном уровне, проводившаяся в течение десятилетий, стала причиной трагедии Гренфелла.

На марше присутствовал лейбористский лидер Джереми Корбин, оппозиционный кандидат в министры внутренних дел Диана Эбботт, а также лейбористский депутат парламента от районов Кенсингтон и Челси Эмма Дент-Коуд.

Эбботт, Корбин и Дент-Коуд

Прибыв к месту демонстрации, Корбин сказал СМИ, что пожар в Гренфелле выражает собой «все неравенство и несправедливость в этой стране. Это самый богатый район в Британии, и самый обездоленный район в Великобритании — округ Холборн, — это один из беднейших районов в Великобритании, внутри самого богатого графства в Британии».

Эти слова осуждения, произнесенные Корбином надо оценить в свете того факта, что лейбористские муниципалитеты управляют каждым крупным городским районом Великобритании и проводят меры, введенные перед тем партией тори.

Более того, Корбин и Дент-Коуд поддерживают комиссию расследования, созванную правительством тори, которая специально исключила из поля зрения любое рассмотрение социальных и экономических факторов, стоящих за пожаром.

Сторонники Партии Социалистического Равенства (ПСР — Socialist Equality Party) встретили теплый отклик, распространяя около тысячи экземпляров заявления ПСР по поводу годовщины пожара. Многие люди подходили к столику ПСР и уносили с собой эту листовку, а таже другие материалы о пожаре и его последствиях, изданных партией за прошедший год.

Участники марша дискутируют с представителями ПСР и берут с собой листовки

Среди распространяемых документов было заявление с призывом прийти на пикет около посольства Эквадора 19 июня, чтобы потребовать освобождения редактора сайта WikiLeaks Джулиана Ассанжа.

Посольство находится всего в четырех милях от Гренфелла в том же районе Кенсингтона и Челси. Ассанж был вынужден скрыться в посольстве шесть лет тому назад, чтобы избежать экстрадиции в США по обвинению в шпионаже, угрожающему ему смертной казнью.

Многие говорили ПСР, что они поддерживают Ассанжа и понимают связь, существующую между попытками корпоративных СМИ дискредитировать и подавить голос тех, кто пытается говорить правду о Гренфелле, и попытками бросить основателя WikiLeaks в тюрьму.

Одна женщина подошла к столику ПСР и взяла с собой 20 листовок об Ассанже, сказав, что попытается выложить их в своей местной библиотеке.

Также типичным был ответ Стивена, живущего в микрорайоне «Ланкастер Эстейт» в северной части Кенсингтона, неподалеку от Гренфелл-тауэр. Он был одним из свидетелей прошлогоднего ада.

Его дом был «четвертым наиболее близким зданием к Гренфелл-тауэр в микрорайоне, где проживают 10 тысяч человек». Из-за безразличия и бессердечного отношения администрации района Кенсингтона и Челси Стивену пришлось ждать шесть месяцев, прежде чем ему выделили другую квартиру. Он все еще не оправился от травмы, вызванной пожаром и безразличием районной администрации.

Он сказал журналисту МСВС, что «Швеция отозвала иск против Ассанжа, поэтому власти Великобритании должны снять к нему свои претензии. Они не стоят сигаретной обертки. Ассанж нуждается в общественной поддержке, чтобы ему дали возможность свободно выехать в Австралию».

Марк

Марк также был свидетелем пожара из окна своей спальни. «Друг позвонил мне из Ирландии. Я выглянул в окно, и меня как током ударило. Огонь шел вверх по диагонали, как будто дом сделан из картона».

«Тот факт, что никто еще не был арестован в связи с пожаром, является преступлением. Любой, кто приложил руку к этому, должен быть наказан, особенно те, кто приказывает пожарникам, чтобы они молчали. Я думаю, что дело должно рассматриваться уголовным судом, и люди должны сесть в тюрьму, а не выпущены под залог».

«Если бы я сейчас поджег несколько кусков бумаги, меня бы арестовали за поджог. Я бы сразу был посажен в тюрьму. А виновных в том пожаре, вероятно, отправят на пенсию. Даже в худшем случае они получат пенсию на всю свою жизнь».

Марк выразил сочувствие Ассанжу, сказав: «Я верю, что он говорит правду. Он знает секреты, которые они не хотят, чтобы мы знали, и он уже предал гласности некоторые из них. То, что делают американцы, является преступлением. Они знают, что он делает, и хотят его уничтожить. Они не хотят экстрадации, они хотят его смерти, они хотят, чтобы он заткнулся».

Руби живет в Лондоне и стоит за справедливость в отношении жертв пожара Гренфелла. Она рассказала МСВС: «На правительство Австралии должно быть оказано давление с тем, чтобы вернуть его [Ассанжа] домой. Посольство Австралии должно просто прийти и забрать его. Если кто-то нарушает правило о залоге, то за это обычно не наказывают… но Ассанж думает, что его отправят в Америку и схватят. Он много сделал для раскрытия государственных тайн по всему миру. Войну покрывают, никто не знает, за что они воюют. Он сделал очень много, раскрывая правду».

Ширвин

Ширвин является правозащитником, который весь год участвует в кампании за справедливость в отношении жертв пожара Гренфелла.

«Мы все знаем, что Ассанжа ложно обвинили, — сказал Ширвин. — Мы знаем, что дело подстроили крупные правительства, потому что он говорил правду, он дал обычным мужчинам и женщинам возможность понять, что делает с ними правительство, что делают средства массовой информации, что делает медиа-олигарх Руперт Мердок».

«Нам говорят, что у нас есть свобода информации, но это не так. Подумайте, разве они хотят, чтобы люди знали правду? Они этого не хотят. Богатые поддерживают богатых. Нам нужно знать правду об иракской войне и войне в Ливии. Война в Ливии была преступлением против человечества, это был геноцид».