Рабочие волнения в Голландии

Харм Валинг
29 мая 2018 г.

Международная волна классовой борьбы достигла и этой небольшой страны: 30 мая в южных провинциях Нидерландов на забастовку выходят учителя начальных школ. Общее число стачек в Голландии поднялось до 32 в 2017 году. Это больше, чем когда-либо, начиная с 1989 года.

По данным Центрального статистического бюро Нидерландов (CBS) в забастовках в 2017 году приняло участие рекордное число рабочих — 147 тысяч. За год до этого было проведено 25 гораздо меньших по численности забастовок. В них участвовало всего 11 тысяч рабочих.

Количество рабочих дней, потерянных из-за забастовок, выросло с 19 тысяч в 2016 году до 306 тысяч в 2017 году. Примечательно, что забастовочные действия учащались каждый год после 2011 года, за исключением небольшого снижения в 2016 году. CBS сообщает на своем веб-сайте, что в 8 случаях из 10 забастовки начинались и прекращались центральными профсоюзными объединениями, в основном из-за нарушений коллективных договоров. Почти 20 процентов забастовок были вызваны исключительно вопросами оплаты труда.

Роль центральных профобъединений FNV и CNV в значительной степени сходна с ролью профсоюзов в Англии, Германии, Соединенных Штатах и других странах. Они действуют как тормоз забастовочного движения, стремясь добиться «смягчения» забастовок. Профсоюзы считают общенациональные забастовки слишком «разрушительными» и направляют своих членов в сторону региональных и однодневных забастовок или «маршей протеста», которые вырождаются в уличные парады и прогулки на свежем воздухе.

Политическое влияние профсоюзов, представленное социал-демократической Партией труда (PvdA), практически сошло на нет. На парламентских выборах прошлого года PvdA потеряла большую часть своих голосов и депутатов. Голландская «полдерная модель» экономического управления, характерной чертой которой являются постоянные обсуждения в трехсторонних комиссиях (правительство, предприниматели и профсоюзы) долгое время успешно сдерживала волнения среди рабочих. Однако, как показывает статистика CBS, голландский рабочий класс начинает поднимать голову.

Учителя начальных школ в 2017 году провели несколько национальных забастовок против бюджетных сокращений последних лет, требуя повышения зарплат и облегчения нагрузки на отдельного учителя. В частности, учителя требуют уравнения в оплате со своими коллегами по средней школе, введения должности помощника учителя (в классах с большой численностью учащихся) и увеличения количества подсобных работников в школах.

Переход от бесплатного высшего образования к платному и возникновение банковских задолженностей у студентов означает, что студенты начинают свою трудовую жизнь, обремененные огромными долгами.

Профсоюз учителей пытается погасить забастовочные выступления или ограничить их географически. Правительство заявляет, что денег в бюджете недостаточно для удовлетворения всех требований. На самом деле финансирование школ за последнее десятилетие было резко сокращено из-за мер жесткой экономии. Правящие круги направляют бюджетные деньги в руки крупных банков и корпораций, а также снижают налоги. Отмена налога на дивиденды является одним из самых последних примеров государственной политики раздачи денег богачам и представителям международного финансового капитала.

Согласно голландскому трудовому законодательству, профсоюзы могут быть созданы всего двумя людьми. Единственное ограничение: они должны быть сотрудниками той же самой организации, а их статус учредителей должен быть подтвержден адвокатом. Голландские учителя начальных школ использовали это правило и создали собственный профсоюз, минуя существующие организации и организуя забастовочные действия через социальные сети.

Именно из-за этих действий правительство было вынуждено вернуть в бюджет школ 700 миллионов евро. Но этого недостаточно для покрытия ущерба, причиненного мерами экономии в прошлые годы, и снижения давления на преподавателей. В отличие от образования голландский военный бюджет был увеличен на 1,5 млрд. долларов, чтобы довести его до требуемого НАТО уровня в 2 процента от ВВП.

Забастовки учителей уже идут полным ходом. Региональные стачки напоминают эстафету, и 30 мая южные провинции начинают свою забастовку. Во время прошлых национальных забастовок СМИ сообщали о позиции как работодателей, так и профсоюзов. Они также приводили некоторые высказывания учителей, объясняющих, насколько необходимо надлежащее финансирование образования. Сообщения об общественной поддержке учителей не проникали в средства массовой информации, хотя враждебные заявления со стороны родителей можно было найти в любой газетной статье по этому вопросу. Во время региональных забастовок национальные СМИ внезапно замолчали.

Водители автобусов и поездов, работающие в приватизированных компаниях общественного транспорта, ведут переговоры с работодателями посредством профсоюзов, настаивая на равной оплате с водителями государственной железнодорожной компании NS. Машинист поезда, работающий в NS, зарабатывает до 10 процентов больше, чем такой же водитель в частной компании Arriva.

Еще более важно то, что рабочие также требуют ослабления жестких графиков работы. В некоторых случаях водители автобусов работают девятичасовую смену, сидя за рулем четыре часа подряд, после чего им дается 15-минутный перерыв. Если водитель отстает от графика из-за пробок, его перерыв может оказаться еще короче. В некоторых случаях не хватает времени даже на то, чтобы сходить в туалет.

Чтобы получить концессию на прибыльную транспортную линию, частные компании вынуждены вести все более агрессивную конкуренцию, высасывая из своих рабочих последнюю каплю их рабочей силы. В 2017 году водители региональных автобусов провели серию «общественно-дружественных» акций, разрешая пассажирам бесплатный проезд. Постановление суда быстро запретило это, назвав отказ водителей от взимания денег с пассажиров «воровством у компании».

В начале января 2018 года, стремясь привлечь внимание к бедственному положению водителей, профсоюзы попробовали другой трюк: водители автобусов прицепили к автобусам прицепы с портативными туалетами, указывая на свое затруднительное положение. Но когда переговоры и показные трюки потерпели неудачу или были запрещены, рабочие вышли на двухдневную общенациональную забастовку 30 апреля и 1 мая.

Было остановлено более 80 процентов городского и регионального общественного транспорта (автобусные и железнодорожные линии). Работали лишь линии, связывающие города с больницами и аэропортами. Статья на веб-сайте голландской газеты Algemeen Dagblad заявила, что организация предпринимателей VWOV подала иск, требующий запрета забастовки и обвиняя профсоюзы в злоупотреблении правом на забастовку. Однако судья вынес решение в пользу рабочих. По мнению суда, право рабочих на забастовку в этом случае было более важно, чем «ущерб и помехи», вызванные общенациональной забастовкой.

Но профсоюзы снова трусливо уклонились от организации общенациональных стачек, считая их слишком «разрушительными», организуя вместо этого неэффективные региональные «эстафеты». Представитель профобъединения FNV Паула Верхоф сказала в телевизионной программе Nieuwsuur: «Мы понимаем, что забастовки неудобны для пассажиров, поэтому мы не начинаем еще одну национальную забастовку, но мы будем оказывать давление на региональном уровне».

СМИ сообщают о негативной реакции публики: студенты не могут добраться до своих вузов, рабочие и служащие не могут доехать до работы, люди старшего возраста не могут посетить своих внуков и т.д. Раздел комментариев популярного голландского новостного сайта NU.nl содержит большое количество подобных отзывов, но есть также и много выражений солидарности. Некоторые водители автобусов указывают на свой личный опыт. Один из них заявил, что если он отстает от графика на 10-12 минут из-за пробок, то ему остается всего 3-5 минут для того, чтобы съесть свой сэндвич с кофе, выкурить сигарету и/или сходить в туалет.