Нет коалиционному соглашению в Германии! Опубликовать все секретные договоренности!

Заявление Партии Социалистического Равенства
13 февраля 2018 г.

Коалиционное соглашение, достигнутое 7 февраля между Христианско-демократическим союзом/Христианско-социальным союзом (ХДС/ХСС) и Социал-демократической партией Германии (СДПГ), заложило основу для формирования самого правого правительства в Германии со времен падения нацистского режима. Новое правительство представляет интересы банков, крупнейших корпораций и сверхбогатых. Он продолжит атаки на рабочий класс и начнет реализовывать масштабное наращивание милитаризма внутри страны и за ее пределами.

Sozialistische Gleichheitspartei (Партия Социалистического Равенства — ПСР) выступает против этого правительства и призывает к проведению новых выборов. «Большая коалиция» не имеет демократической легитимности. Она была отвергнута в ходе голосования 24 сентября 2017 года [на парламентских выборах]. Она является результатом заговора, в который вовлечены банки, ассоциации работодателей, военные, спецслужбы и буржуазные партии. Изолированные от общественности, ее представители потратили четыре с половиной месяца на переговоры и интриги для того, чтобы дать власть правому правительству.

Рабочий класс имеет право знать, куда ориентирован курс «большой коалиции». Это применимо не только к коалиционному соглашению, — подлинное содержание которого скрывается, приукрашивается и искажается средствами массовой информации и политическими партиями, — но также и к широкому кругу секретных договоренностей и содержанию закулисных дискуссий. ПСР требует, чтобы все секретные протоколы и списки участников коалиционных переговоров были опубликованы.

450 тысяч членов СДПГ, которые в ближайшие недели должны будут принять участие в голосовании по поводу коалиционного соглашения, имеют право знать, каков действительный характер этих договоренностей. Они должны потребовать, чтобы все детали коалиционных переговоров были представлены публике. В противном случае они будут выглядеть простофилями, одобряющими политику, о которой их не проинформировали или не дали какую-либо возможность с ней ознакомиться.

Краткий обзор коалиционного пакта показывает, что многие договоренности, которые могут столкнуться с серьезной оппозицией, едва ли даже упоминаются. К примеру, документ заявляет, что Германия заинтересована быть участником переговоров и процедурного планирования, касающегося ядерных вооружений. По существу, это может означать лишь то, что «большая коалиция» хочет обладать ядерным оружием.

Какие именно договоренности были по данному вопросу? Существуют ли планы создания немецкой атомной бомбы? Были ли договоренности с французским президентом Эммануэлем Макроном об участии Германии во французской программе “Force de frappe” [название французского ядерного арсенала]? Предшественник Макрона Николя Саркози делал Германии подобное предложение в 2007 году, однако в то время канцлер Ангела Меркель отвергла его.

В дополнение к этому коалиционное соглашение поручает правительству обеспечить соответствие «согласованным в рамках НАТО ориентирам по боеспособности» и обеспечить «наилучшее оснащение» для солдат армии. Однако в то время как бюджет для любой другой сферы расходов тщательно проверяется и высчитывается, по военному бюджету не было представлено никаких данных, хотя речь идет о намного более значительных суммах.

О чем конкретно были достигнуты договоренности? «Большая коалиция» явным образом намерена выполнить ориентиры НАТО, согласно которыми расходы на вооружение должны достигать 2 процентов ВВП, что соответствует удвоению ежегодного военного бюджета Германии до 70-80 миллиардов евро.

К сокращению каких расходов это может привести, учитывая заявляемую приверженность «большой коалиции» политике сбалансированного бюджета и отказу повысить налоги на богатых? Каковы могут быть последствия для социальных статей бюджета и предлагаемых дополнительных расходов, которые в продолжение всего легислативного периода достигнут 46 миллиардов евро или около 12 миллиардов евро ежегодно? Одобрена ли новая политика «повестки дня», смоделированная с «Повестки дня — 2010», которая была ориентирована на сокращение социальных расходов?

Можно указать на десятки подобных пассажей в тексте, которые неясны или призваны затемнить восприятие читателя.

В СМИ и со стороны руководства СДПГ полными ходом идет кампания по сокрытию реакционного характера соглашений. Едва ли можно найти сообщения о целях военной и внешней политики, о которых говорится в соглашении, хотя они имеют основополагающее значение. Вместо этого вне всякой меры раздувается значение второстепенных вопросов, а такие символические меры, как повышение детских пособий на 25 евро в месяц в течение четырех лет, расхваливаются как великие социальные реформы.

Каждая строчка 177-страничного документа сформулирована в духе интересов милитаризма, спецслужб и мозговых центров, которые в течение многих лет призывают возродить германский милитаризм и великодержавную европейскую политику. Главным здесь является возвращение Германии к агрессивной и милитаристской внешней политике и трансформация Европейского союза, в сотрудничестве с Францией, в вооруженный до зубов военный альянс.

Документ называет страны, регионы и целые континенты, которые когда-то уже рассматривались как входящие в сферу влияния германского империализма — от Западных Балкан до России, Украины, Турции, Афганистана, Ближнего Востока, Персидского залива и Северной Африки, а также включая Африку, Латинскую Америку и Азию.

ХДС/ХСС и СДПГ договорились расширить текущие военные интервенции, предпринять «дальнейшие шаги в сторону создания “европейской армии”» и ускорить «уже начатое обновление, модернизацию и увеличение армии».

Политика социальных урезаний предыдущих правительств, бросившая миллионы рабочих в состояние нищеты и безработицы, будет продолжена в Германии и по всей Европе. Соглашение обязуется поддерживать сбалансированный бюджет и сохранять приверженность пакту о европейской стабильности и росте.

Во внутренней политике «большая коалиция» планирует воздвигнуть полицейское государство для подавления растущей оппозиции социальным атакам, милитаризму и войне среди рабочих и молодежи. Каталог намечаемых мер включает около 15 тысяч новых сотрудников спецслужб на федеральном и региональном уровне, а также 2 тысячи новых сотрудников в сфере юстиции. Документ также призывает к милитаризации полиции, расширению видеонаблюдения, укреплению спецслужб и усилению контроля над Интернетом. Назначение Хорста Зееехофера от ХДС на пост министра внутренних дел, которое теперь переименовано в министерство Отечества (Heimatministerium), означает, что жесткая внутренняя политика «порядка и законности» гарантирована.

В вопросе о политике в отношении беженцев соглашение берет на вооружение требования крайне-правой «Альтернативы для Германии» (АдГ). Ежегодная иммиграционная квота будет ограничена пределами 180-220 тысяч человек. Претендующие на статус беженца будут содержаться в централизованно управляемых лагерях; те, кто по закону должны покинуть страну, будут безжалостно депортированы; внутренние и внешние границы ЕС будут строжайшим образом контролироваться.

В Германии существует давняя и губительная традиция заговоров и секретных сделок. Конец Веймарской республики был полон подобных махинаций. Уже за три года до прихода Гитлера к власти сменявшие друг друга правительства опирались более не на парламент, а, скорее, на чрезвычайные декреты и президентские указы. Те, кто, подобно Карлу фон Осецкому, осуждал курс на нелегальное вооружение Бундесвера, оказывались в тюрьме.

После этого 30 января 1933 года клика вокруг президента Пауля фон Гинденбурга, поддерживаемая ведущими промышленниками, военными и другими реакционными силами, назначила Адольфа Гитлера канцлером, несмотря на то, что его партия пережила серьезные электоральные потери всего за два месяца до того.

В условиях углубляющегося глобального кризиса капитализма, растущих конфликтов с США, Китаем и Россией, а также опасности еще большей войны на Ближнем Востоке и войны в Восточной Азии, германский империализм ищет опоры в преступных методах прошлого. Это ясно из текста коалиционного соглашения, где говорится: «Новые стратегические приоритеты Соединенных Штатов, усиление Китая и политика России делают ясным, что Европа должна взять свою судьбу в свои руки, что актуально, как никогда прежде».

Мы призываем всех членов СДПГ при голосовании в ближайшие дни выступать против коалиционного соглашения. Сохранение «большой коалиции», намеренной вести подготовку к войне и проводить новые социальные атаки, недопустимо.

Правый заговор, который поддерживается всеми парламентскими партиями и значительными слоями европейской буржуазии, может быть остановлен только путем независимой мобилизации рабочего класса на основе социалистической программы. Забастовки в автомобильной и электротехнической промышленности в последние недели показали боевой потенциал, существующий в рабочем классе.

Однако профсоюз IG Metall сделал все, что в его силах, чтобы подавить забастовки в преддверии публикации коалиционного соглашения. Объединение немецких профсоюзов (DGB) и входящие в него отдельные профсоюзы занимают позицию самых последовательных защитников «большой коалиции» и ее правой политики.

В ближайшие недели Партия Социалистического Равенства будет вести интенсивную кампанию в рабочем классе, в школах и университетах, разоблачая реакционные махинации правящего класса. Вместе со своими братскими партиями во Франции и Британии ПСР будет строить мощное социалистическое движение по всей Европе против войны, диктатуры и капитализма. Требования опубликовать все секретные соглашения и провести новые выборы являются важными шагами в развитие этого процесса.